Национальная дискриминация ирландцев в США

Национальный состав элиты США или как 6 млн. евреев и 26 млн. англичан правят 330 млн. американцев

Национальный состав элиты США или как 6 млн. евреев и 26 млн. англичан правят 330 млн. американцев и большей частью всей планеты. Обязательно к прочтению всем лидерам более менее сильных стран.

Как известно, самые вкусные вопросы — неприличные.

По крайней мере — неполиткорректные:

— Про секс.
— Про здоровье.
— Про деньги.
— Про национальность.

Понятие «политкорректность» пришло к нам из США. Между тем именно там как раз — наряду с крайним ханжеством/политкорректностью — принято громко обсуждать эти вопросы. И о здоровье (здоровье политиков — типичная тема СМИ). И о сексе («дело Клинтона» — совершенно не исключение). И о деньгах (рейтинги «Форбс»). И о национальности.

Все знают определение: Америка — плавильный котел. Придумал это, разумеется, еврей, Израэль Зангвилл. 100 лет назад он написал пьесу под таким названием. Однако плавильный-то он плавильный, а как раз в США этническое происхождение людей обсуждается куда более открыто, чем в Европе, которую «плавильным котлом» не называют.

Вот какую статистику мне удалось на сей счет «нарыть» (главный источник — Wikipedia. The Free Encyclopedia).

  • Всего в США — около 315 млн. жителей. По национальному составу они разделяются таким образом.
  • Около 40 млн — афроамериканцы..
  • Американцы азиатского происхождения — около 12 млн, из них 3 млн- китайцы, 3,5 млн. — арабы.
  • Испаноязычные (выходцы из Латинской Америки) — примерно 42 млн.
    Остальные — около 200 млн — белые.
  • Если до сих пор всё соответствует нашим представлениям, то дальше многих из нас ожидают сюрпризы.

А именно: самая большая европейская группа — немцы и потомки немцев. Их в США около 48 млн. На втором месте ирландцы — 44 млн. И только на третьем — англо-американцы, которых около 37 млн, включая 5 млн шотландцев, а также выходцев из Северной Ирландии, Уэльса и т. д. Причем из них собственно англичан, т. е. англосаксов, всего 24, 5 млн. человек, чуть больше 8% населения! Понятно, почему я пишу «всего» — ведь именно эта этническая группа вот уже свыше 200 лет железно держит все лидирующие позиции в плавильном котле, им принадлежит вся полнота власти в политике, бизнесе, во всех значимых аспектах жизни общества. При этом абсолютно никаких формальных преимуществ у них, разумеется, нет и никогда не было. Всего лишь самоорганизация американского общества. В общем, вот так устроен «котел» его «поварами» — отцами-основателями.

Далее следуют: 26 млн итальянцев. Около 10 млн поляков. Примерно 6 млн евреев, около 5 млн русских, примерно столько же украинцев, 4 500 000 голландцев И далее «по мелочи» еще около 15 млн человек (отметим свыше 1 млн греков).

Теперь интересно сравнить это с элитными группами в американском обществе.

Для начала напомню «историческую развертку». Джордж Буш — 43-й президент США. Среди этих 43 главных американцев было 3 ирландца (в том числе Кеннеди и Рейган), 2 немца (генерал Эйзенхауэр, главнокомандующий в годы войны с Германией, и Гувер), 3 голландца (включая Теодора и Ф. Д. Рузвельтов). Остальные 35 — англичане, из них 8 шотландцев, включая Джорджа Вашингтона.

А теперь посмотрим на элиты сегодняшнего дня.

«Бизнес Америки — это бизнес» (президент Кулидж). Так и начнем с бизнес-элиты. В США (согласно «Форбсу») живут 358 миллиардеров, примерно 1 миллиардер на 800 тыс. человек. Так вот, из них по 1 афроамериканцу (телеведущая Опра Уинфри), армянину, персу, венгру, корейцу, кубинцу, ирландцу (потомок Генри Форда), по 2 голландца, индуса, араба, мексиканца, по 3 грека и ливанца, 4 китайца, 5 немцев, 7 итальянцев. Всего — 37. 36 миллиардеров на более чем 250 млн американцев «не англосаксов», т. е. в среднем по 1 миллиардеру на почти 7 млн человек.

Далее: 108 миллиардеров евреев, по 1 примерно на 55 тыс. американских евреев.

И, наконец, 213 миллиардеров, контрольный пакет — англо-американцы, те самые 37 млн человек. Если к тому же вычесть из их рядов 10 миллиардеров-шотландцев, то получаем 203 миллиардера на 24 млн англосаксов, 1 миллиардер на 120 тыс. человек, включая три первых номера в списке ( 4 — уже еврей, компьютерный гений Майкл Делл).

Таков сравнительный рейтинг конкурентоспособности наций в США в самом важном аспекте — в бизнесе. По 1 миллиардеру — на 55 тыс. евреев, на 120 тыс. англосаксов и на 7 млн «всех остальных».

По некоторым штатам картина еще выразительнее. Например, в самом богатом штате США, Калифорнии, на 36 млн жителей 90 миллиардеров. При этом в штате 2% населения — евреи, и они же дают больше трети миллиардеров (31 человек, в том числе 2 самых богатых человека в Калифорнии, оба бизнесмены в области высоких технологий, один из них — сын русских эмигрантов, создатель Google Сергей Брин). Во втором по богатстве штате — Нью-Йорке (19 млн жителей, 49 миллиардеров) — евреи составляют около 5% населения (и их число всё время снижается благодаря ассимиляции), и среди них 34 миллиардера, около 70% нью-йоркских миллиардеров, включая трех самых первых ( 3 — всем известный Сорос).

Теперь от денег перейдем к «уму». В США живут 160 лауреатов Нобелевской премии в области науки. По 1 индусу, бельгийцу, румыну, французу, мексиканцу, норвежцу, шведу, голландцу, по 2 чеха, шведа, итальянца, японца, араба, 6 китайцев, 10 немцев. Есть еще «смеси» (поляк-итальянец, немец-голландец, немец-француз, немец-голландец-француз, швед-норвежец). Итого — 39 человек «представляют» около 250 млн американцев, 1 нобелевский лауреат на 6 400 000 человек.

Далее: 60 лауреатов Нобелевской премии — англичане, из них 51 «чистый» англосакс — 1 лауреат менее чем на 500 тыс. человек.

И, наконец, евреи — относительные и даже абсолютные (!) чемпионы. 61 еврей-лауреат Нобелевской премии, 1 лауреат менее чем на 100 тыс. человек!

Последний пункт — власть. В верхней палате конгресса, в сенате, — 100 членов. Среди них по 1 сербу, ливанцу, негру, китайцу, японцу, мексиканцу. По 2 поляка, кубинца, грека, 3 итальянца, 4 немца, 6 ирландцев. 11 (или 12, включая сенатора Керри) — евреев. И 64 (или 63) англо-американца (включая 1 шотландца). Кстати, надо сказать, что такое обильное представительство евреев в сенате появилось только в последние годы. До 1950-х годов, когда евреи составляли около 4%, их в сенате практически не было (только как редкое исключение), в 1950-х в сенате одновременно было 2 еврея, в 1960-х — 3, в 1970-х — 6, в 1980-х — 8. И вот сейчас — 11 (или 12). По мере того как доля евреев в населении уменьшилась более чем в 2 раза (с 4 до менее 2%), их доля в сенате увеличилась в добрых 6 раз. Это означает их всё более полную интеграцию в высшую политическую элиту общества.

Читайте также:
Водопад Виктория: где находится, описание, история и кем был открыт

Что касается губернаторов штатов, то из 50 губернаторов по 1 венгру, мексиканцу, сербу, французу, по 2 немца, итальянца, еврея, 3 поляка и 35 англо-американцев (1 губернатор — немец-русский-ирландец).

Я привел только цифры. Интерпретировать их всякий может в меру своей испорченности. Но два слова сказать всё же хотелось бы.

Как ни банальны слова Черчилля «Демократия — худший вид власти, не считая всех остальных», но, с моей точки зрения, национальная структура власти в США их полностью подтверждает. Мягкая власть англосаксонского меньшинства (почти абсолютная в политике, «контрольный пакет акций» в экономике и очень сильное влияние в науке) — образец сильного, но не давящего демократического управления. Как это достигается, за счет какой «паутины неформальных отношений», мы можем гадать (кстати, в демократических США почти 20 сенаторов из 100 «по праву рождения» принадлежат к высшей элите — дети сенаторов, конгрессменов, послов, генералов и т. д.). А огромная мера участия евреев в экономике, науке, политике этой страны — разве это не достижение американской демократии, поставившей энергию и способности евреев на пользу их родине, Соединенным Штатам Америки?

Я далек от безоблачной картины «Земли обетованной» и безоблачных прогнозов. Столь большое участие евреев, естественно, вызывает антисемитизм (кстати, раньше, когда роль евреев в американской элите была существенно ниже, антисемитизма было существенно больше — в том числе среди той же элиты). Но раз уж я упоминал Черчилля, приведу еще один его всем известный афоризм. «Мы — не антисемиты. Мы не считаем себя глупее евреев». Что ж, англо-американцы делом доказали правоту обеих частей этого утверждения

Американская молодежь 70-х годов: хиппи и студенты

Когда мои друзья спрашивают, что произвело на меня наиболее разительное впечатление в Соединенных Штатах, я, не колеблясь, отвечаю: то, что я увидел в студенческих городках. Видимо, поражен был не только я, иностранец, — сами американцы были глубоко удивлены, озабочены и встревожены тем, что там происходило. Характеризуя положение, сложившееся в американской высшей школе, журнал «Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлд рипорт» писал 12 января 1970 года: «60-е годы были для американских колледжей и университетов одним из самых бурных десятилетий за всю историю высшего образования в Соединенных Штатах. В последние годы в десятках учебных заведений происходили волнения среди учащихся, нарушавшие учебный процесс и даже приводившие к временному закрытию некоторых учебных заведений. Для восстановления порядка в колледжи вызывалась полиция или национальная гвардия».

Стычки студентов с полицией на улицах и возле университетов

Телевидение с утра до вечера передавало сцены кровавых стычек студентов с полицией. Газеты публиковали сообщения, напоминающие сводки с поля боя. Я сохранил одну из таких сводок от 14 февраля 1969 года.

Городской колледж Нью-Йорка. 100 студентов, главным образом афроамериканцев и пуэрториканцев, захватили и в течение пяти часов удерживали административное здание колледжа. Они требовали увеличения приема «цветных» и назначения черных профессоров, изучения африканской и антильской культуры и т. д.

Университет штата Массачусетс, город Амхерст. 100 студентов заняли кабинеты администрации, 34 из них арестованы. Студенты протестовали против присутствия в университете представителей компании «Доу кемикал», которые пришли вербовать выпускников. «Доу кемикал» производит, в частности, напалм для Вьетнама.

Университет штата Северная Каролина, город Дархэм. 50 студентов университета Дьюк весь день занимали административное здание, защищая требование более широкого приема афроамериканцев, — здесь из 5 тысяч студентов лишь 80 афроамериканцев.

Университет штата Висконсин, город Мэдисон. Четвертый день подряд происходят столкновения «радикальных» студентов с национальной гвардией, которая вызвана для подкрепления полиции. В ход были пущены бомбы со слезоточивым газом. Ряд студентов арестованы. В демонстрациях участвуют 3 тысячи студентов из 33 тысяч учащихся в университете.

Университет штата Калифорния, город Беркли. Полиция арестовала свыше 30 из 250 студентов, которые захватили столовую. Ранее состоялся бурный митинг протеста против решения губернатора Рейгана сохранить силы полиции в кампусе…

Мне вспомнились мои прежние поездки в Соединенные Штаты, тогда ничего подобного нельзя было даже вообразить. Когда в 1958 году я посетил Гарвард, Колумбию и Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, было невозможно представить себе, что эти чинные учебные заведения станут ареной битв с полицией, что тут будет литься кровь, звенеть разбитые стекла, рваться вонючие бомбы.

Студентов в те годы звали «молчаливым поколением». Шутили: «Слыхали про бунт в колледже? Студенты в знак протеста против действий администрации проглотили дюжину золотых рыбок из аквариума». Главной заботой подавляющего большинства было приобрести максимум знаний и обеспечить себе карьеру. Лишь единичные свободомыслящие альтруисты уходили из студенческих городков в многодневные марши протеста против неравенства афроамериканцев на юге. На них нападали расисты, их избивали, в них стреляли, но они не оказывали сопротивления, следуя тактике ненасильственных действий.

И вот в 1969 году — уличные бои, иногда даже со стрельбой, бомбы со слезоточивым газом, захват административных зданий, выбитые окна, пожары в учебных заведениях. Решительно это новое и притом беспрецедентное явление в жизни американской молодежи!

В чем же тут дело? Конечно, легче всего было бы объяснить это упадком нравов, распущенностью современной молодежи, ее леностью в учебе и пристрастием к наркотикам, безответственностью и жаждой разрушений. Тем более, что вокруг сколько угодно живописных деталей, которые, казалось бы, подсказывали именно такую оценку.

Хиппи

Весной 1967 года я познакомился с хиппи. Не ищите этого слова в этнографических словарях, не найдете. Хиппи — это молодые американцы, которым осточертел их хваленый бездушный образ жизни и которые решили вдруг одичать.

Да, одичать. Они отказываются работать и зарабатывать, Спят где попало. Едят что придется. Одеваются в рваное тряпье. Небритые парни, нечесаные девушки носят спущенные на бедра мятые штаны, прихваченные широким поясом; бедро по-английски — hip, отсюда и их прозвище — hippies.

Среди них есть молодые профессора, лавочники, служащие, рабочие, правда рабочих по-меньше. Много студентов; днем они изучают точные науки, а вечера и ночи проводят в подвальчиках вроде дико раскрашенного светящимися красками офиса преподобного отца Боба Харрингтона в Гринвич-вилледж. Там гремят электрогитары, воет охрипший парень, а на грубых стульях за дощатыми столами полусидят, полулежат в нирване отведавшие наркотического зелья юноши и девушки, искренне считающие, что они таким путем отрешатся от ненавистного им американского образа жизни. А между столиками бродит тихая девушка с распущенными волосами и продает кока-колу и апельсиновый сок.

У некоторых хиппи свои автомобили, в них они и живут. У них своя пресса. Ее именуют подпольной, но она продается в магазинах хиппи; «синдикат подпольной прессы» объединяет 25 газет, и их общий тираж — 264 тысячи экземпляров. Есть у них свой театр, свой кинематограф; пни сами ставят пьесы и фильмы, их тоже именуют подпольными, хотя вы можете купить билет за два доллара и поглядеть эти фильмы в кинотеатре.

Читайте также:
Недвижимость в Австралии в 2022 году: цены, налог, ипотека

Хиппи создали свои корпорации и сообщества. «Мы должны объединить свои ресурсы, как племя, и общими усилиями обеспечить возможность для нашей индивидуальной активности», — прочел я в манифесте «Сообщества нижней части Ист-сайда, Нью-Йорк». Сообщество предоставляет соплеменникам юридическую помощь (ведь без юриста в Америке шагу не ступишь), бесплатную литературу, бес-платную еду за счет остатков, выбрасываемых ресторанами, кинолаборатории для проявления и печатания любительских фильмов, свободное обучение детей (ведь дети родятся даже у хиппи), балы; оно организует политические дискуссии и даже курсы на тему: «Как прожить без денег». Все это делается с чисто американской обстоятельностью и деловитостью.

Живут хиппи колониями, в определенных кварталах. Их столица в Сан-Франциско, в районе Хэйт-Ашбери; помнится, в 1966 году они проводили там свой первый слет, в котором приняло участие 45 тысяч бородатых юношей с серьгами в ушах и с бананами на шее и всклокоченных девушек в накинутых на плечи одеялах с дыркой для головы.

Колонию хиппи я видел и в Вашингтоне, в районе Джорджтауна, который еще недавно слыл самым чопорным и аристократическим, и в Нью-Йорке, где одной из самых модных стала улочка святого Марка. Там рядом с домом, где жил и умер Фенимор Купер, — теперь в нем турецкие бани — вытянулась цепочка кабачков, магазинчиков и театриков, где можно дешево поесть, получить почти даром выброшенные хозяевами отрепья и развлечься.

Адаптация американского бизнеса к культуре хиппи

Коммерсанты приноровились к новой клиентуре. На вывесках магазинов в облюбованных хиппи кварталах Сан-Франциско я читал надписи: «Поношенные кожаные куртки», «Поношенные меховые куртки», «Психеделический магазин». Я вошел в психеделический магазин. В нем торговали пластинками, на обложках которых был изображен один из знаменитых «битлзов» в голом виде со своей беременной женой, тоже в голом виде; фотографиями, на которых была изображена голая Бриджитт Бардо, стоящая в воде; афишами «Дядя Сэм зовет тебя в армию», портретами Троцкого; плакатами «К чертям коммунизм» и сделанными на манер полицейского извещения объявлениями.

«Иисус Христос. Разыскивается за подрывную деятельность, призыв к мятежу и заговору с целью свержения законного правительства. Одет бедно. Утверждает, что он сын плотника. Физически истощен. Исповедует бредовые идеи: думает, что он еврей, уверяет, что является борцом за мир, сыном человека, светочем мира и т. п. Профессиональный агитатор. Особые приметы: рыжая бородка, на руках и на ногах — следы ранений, нанесенных рассерженной толпой, которую возглавляли уважаемые граждане и законные власти».

В витрине одного из магазинов я увидел множество плакатиков и значков, на которых воспроизведены такие, к примеру, озорные заповеди: «Безумие может быть забавным», «Иисус был недоучкой» и даже «Снимай штаны»; но рядом: «Мир во Вьетнаме!», «Стройте, а не сжигайте!», «Помни о том, что натворил Гитлер!».

Так кто же они такие, эти хиппи? Проще и легче всего поддаться искушению официальной интерпретации: бездельники, с жиру бесятся, жалкие анархисты! Уж больно ошарашивает тебя вид этих босых молодых людей с раскрашенными лицами, блуждающих по улицам американских городов.

В 50-х годах Америку наводнили битники, считавшие себя пропащим поколением. Их идеологами были ныне покойный писатель Керуак и поэт Гинсберг. Они были жертвами «холодной войны»; их убедили, что всемирная атомная война — вопрос нескольких месяцев или лет, и они решили: раз так — к черту все на свете, мы хотим пить, гулять, гонять на мотоциклах; политика нас не интересует. Нынче кое-что уже изменилось. Керуак умер полузабытым — молодежь сочла его старомодным. Гинсберг удержался на поверхности зыбкой славы, но он заговорил по-новому: в его стихах все громче звучат ноты социального протеста, и это нравится хиппи, пришедшим на смену битникам.

— Их философией остается нигилизм, — сказал мне американский публицист Джозеф Норт, — но это, если так можно выразиться, позитивный нигилизм. У нынешней молодежи уже нет ощущения неизбежности атомной смерти. И она не просто отвергает современное американское общество — она хочет его изменить. Перелом наступил в 1963 году, когда вспыхнули боевые демонстрации афроамериканцев в Бирмингеме. И вот эти самые нигилисты выступили тогда на стороне афроамериканцев. — Мое поколение, — задумчиво проговорил Норт, — ехало воевать за свои идеалы в Испанию, а нынешнее едет в Алабаму…

Жизнь и взгляды американской молодежи

О, конечно же в силу целого ряда обстоятельств современная американская молодежь очень слабо разбирается в законах общественного развития и плохо представляет себе, что нужно делать, чтобы изменить мир. В ее среде, словно вихри, проносятся самые невероятные увлечения. То вдруг становится популярной буддийская философия, то на вооружение принимается гандийская теория ненасильственных действий, то спасением объявляются поиски восточной нирваны с помощью наркотиков, как учит основатель новой религии профессор Гарвардского университета Лири, то идеалом общества провозглашается образ жизни индейских племен. Но сама жизнь все чаще побуждает хиппи отбрасывать в сторону всю эту шелуху и объединяться со своими сверстниками, которые раньше их поняли, что мало заявить об отчуждении от подлого и грязного мира, в котором живут сейчас американцы, — надо бороться против него…

Но было бы ошибкой сбрасывать эти десятки и даже сотни тысяч американцев со счетов политики лишь потому, что они не стригутся, ходят в отрепьях и порой говорят нелепости. Все это можно простить, к примеру, такому парню, как Джек Курт, который был призван на военную службу и прислал из форта Кемпбелла в редакцию «подпольной» газеты, которая называется «Другой», вот этакое письмо:

«Недавно меня втащили в машину массового человеко-убийства, именуемую армией США. Нам было объявлено, кто не согласен с действиями американских вооруженных сил во Вьетнаме, тот плохой человек для своей страны и себя самого. Конечно, с этим я не согласен. Может быть, тем, кто меня знает, трудно поверить, но я здесь твердо стою на своем, хотя с нашим братом тут обращаются, как с рабами, над нами издеваются, как над полнейшими идиотами. Даже капеллан, человек божий, и тот говорит, что наше присутствие во Вьетнаме необходимо, как присутствие полицейского на улице. Я ему сказал на это, что полицейскому не полагается убивать тысячи людей, виновных лишь в том, что их превратили в мишени для американского империализма. И вот так нас накачивают каждый день глупой пропагандой. Но я держусь!»

Я вспоминаю старенький театр в Гринвич-вилледж, в который мы зашли апрельской ночью 1967 года. Мельтешат рекламы: «Космическое сборище сторонников всеобщей любви». У входа стоит бледный от усталости бородатый молодой человек и раздает листовки с собственным портретом: «Луиса Аболафиа — в президенты!». Кто это? Луис Аболафиа охотно объясняет:

— Я художник. Начал учиться живописи с десяти лет в школе при музее современного искусства. Окончил среднюю художественную школу, потом колледж. Но сейчас возрастает военная угроза. Войны идут одна за другой, кончается одна, начинается другая. Надо, чтобы все деятели культуры объединились в борьбе за мир — композиторы, художники, поэты. Работники культуры против войны. Они хотят творить. Как бороться против войны? Всеобщей любовью. Да-да! Если все полюбят друг друга, войны не будет. И вот я решил выдвинуть свою кандидатуру в президенты с этой политической платформой…

— Все ненавидят друг друга, а мы любим друг друга, — вмешивается в разговор молодой афроамериканец с алым значком «Аболафиа — в президенты!» — Любовь — великая сила, и мы победим. Главное — уничтожить ненависть…

«Важны но слова — важна мелодия. Когда птица поет, даже Америка слушает. Мы часто играем, но не часто действуем…»

Между рядами бродит большой черный дог, высунувший от жары красный язык, и с недоумением поглядывает на дергающихся в такт барабану молодых людей: один из них — бритоголовый, в телогрейке из норки, надетой на красную рубаху, другой — в костюме, измазанном белой краской, третий наклеил на лоб бело-голубую этикетку, снятую с банана.

Читайте также:
Дендрарий Сочи – официальный сайт, цены на 2022, фото, адрес, схема

Но вот к микрофону подходит паренек в старомодной каскетке и начинает читать стихи, из которых явствует, что в поэзии важна не только мелодия, важны и слова. И сразу зал меняется, шелуха неохристианской морали всеобщей любви и всепрощения слетает с этих ряженых парней, их лица становятся серьезнее, они начинают думать.

— Зачем мы едем во Вьетнам? — резким голосом спрашивает поэт. — Почему мы убиваем женщин и детей? Если мы не остановим убийц, мы сами будем отвечать за убийства…

И еще: — Заратустра сказал: бог умер. Но в Америке никто этому не поверит, ибо здесь бог делает деньги. Погляди на кардинала Спеллмана, и ты поймешь это…

Из вестибюля доносится пронзительный визг и хриплый лай. Что случилось? Черный дог, которому стало душно в зале, вышел туда, встретил маленькую собачонку и чуть-чуть ее не загрыз, как бы опровергая на практике шаткую теорию всеобщей любви, способной победить ненависть…

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Контркультура хиппи, зародившаяся в 1960-х годах в США была бурным периодом истории. Это было не просто социальное движение, это был образ жизни, философия, основанная на пацифизме и всеобщей любви. Молодые люди отходили от ограничений западного общества и искали чего-то большего. Их называли «дети цветов». Свободная любовь, дурман и рок-н-ролл – эта максима стала их лозунгом. Многие путешествовали в поисках самопознания и нашли его на тропе хиппи.

В середине 1970-х движение начало терять свою популярность, и к концу десятилетия угасло.

Кто такие хиппи

Впервые слово «хиппи» прозвучало в передаче одного из нью-йоркских телеканалов. Этим словом журналисты назвали группу молодых длинноволосых людей, одетых в майки и джинсы. Они протестовали против вьетнамской войны. В то время было очень популярно сленговое выражение «to be hip». Оно буквально значило нечто вроде «быть в курсе». Сторонников контркультуры из Гринвич-Виллиджа называли «hips». В данном случае слово hippie использовали в уничижительном смысле. Телевизионщики таким образом намекали на «необоснованные» претензии плохо одетых демонстрантов, пришедших из пригородов Нью-Йорка, быть hips.

Основным принципом новоиспечённой субкультуры стало отрицание насилия в любом виде. Хиппи носили длинные волосы, слушали рок-н-ролл, жили в коммунах, путешествовали автостопом, увлекались медитацией, эзотерикой, восточной мистикой и религиями. Они в основном увлекались дзэн-буддизмом, индуизмом и даосизмом. Многие хиппи становились убеждёнными вегетарианцами. Последователи движения любили вплетать в волосы цветы, раздавать их всем встречным прохожим, а также вставлять их в оружейные дула полицейских и солдат. Они использовали лозунг «Flower Power» («сила», или «власть цветов»). За это их стали называть «детьми цветов».

Тропа хиппи

Тропа хиппи стала идеальным решением для тех, кто хотел сбежать от идеалов, навязываемых западным миром. Она пересекала Европу и Южную Азию, проходя через Стамбул и Тегеран, доходя до Дели и Катманду. Это были чудесные каникулы для тех, кто окончил школу, был безработным и хотел найти себя.

Существовало два маршрута, по которым можно было путешествовать. Самый популярный простирался на север и проходил через Тегеран, Герат, Кандагар и Кабул, идя на Индию и Юго-Восточную Азию. Вторичный маршрут отклонялся от основного в Стамбуле, проходя через Турцию, Сирию и Иран. Оказавшись в Индии, можно было переехать в Шри-Ланку, Таиланд и даже Австралию.

Дорога хиппи была самым дешёвым способом путешествовать. Многие начинали своё путешествие в таких городах, как Лондон и Париж, с рюкзаком и несколькими долларами в кармане. Оттуда они могли продолжить свой путь любым рентабельным способом: автостопом, пешком, в специализированных фургонах, на автобусе или на поезде. Большинство никогда не знали своего конечного пункта назначения, путешествуя наобум. Хиппи часто селились в дешёвых отелях и хостелах.

Увлечение контркультуры восточными религиями и философией способствовало росту популярности тропы хиппи. Это способствовало развитию экономики и инфраструктуры по всему маршруту. Местные жители начали открывать недорогие отели, организовывать автобусные парки. Всё, чем могли воспользоваться хиппи, путешествующие по региону. Даже религиозные лидеры решили стать специалистами по трансцендентному пробуждению иностранцев.

Из-за своего стремления к самореализации многие из этих молодых людей активно вступали в отношения с местными жителями. Им нравилось общаться и знакомиться с разными культурами на своих условиях, без гида и расписания.

Закат тропы хиппи

По различным экспертным оценкам, в период с 1961 по 1979 год по тропе хиппи прошли сотни тысяч человек. Когда-то она была шумным и популярным местом для путешествий, но в 1970-х годах популярность её резко пошла на спад. Причина этого кроется в нескольких не зависящих друг от друга факторах.

Основная из них заключалась в упадке движения хиппи на его родине. Экономика США в то время вошла в затяжное пике. Она начала замедляться. Это вынудило многих вернуться к обычному образу жизни. Люди вышли на работу, где им приходилось поддерживать определённый имидж, который в корне противоречил их прежнему.

Читайте также:
Американская молодежь 70-х годов: хиппи и студенты

Тем временем, к хиппи стали негативно относиться и те, кто жил в городах вдоль тропы. Многие осуждали их за неопрятность, неразборчивость в связях, любовь к различным дурманящим растениям, обильно произрастающим в этом регионе.

Беспорядки на Ближнем Востоке

Иная причина упадка движения связана с беспорядками, охватившими Ближний Восток. В регионе вспыхивали многочисленные военные конфликты. Тропа хиппи стала небезопасной для путешественников. Особенно очевидно это стало с началом гражданской войны в Ливане в 1975 году. Она усугубила все существующие проблемы туристов. Большая часть маршрута стала фактически недоступной. Некогда гостеприимные страны перестали быть таковыми. С риском для жизни в путь решали отправиться лишь немногие.

Цены на бензин

Неожиданным фактором, добившим движение «детей цветов» стал мировой нефтяной кризис. Иностранная нефть, которую потребляли и Европа, и Америка стремительно росла в цене. Этому способствовали конфликты, которые продолжались на Ближнем Востоке. Последним гвоздём в гроб стал кризис конца 1970-х. Он положил конец экономической экспансии многих стран после Второй мировой войны.

Решения Организации стран-экспортёров нефти и Организации арабских стран-экспортёров нефти привели к нехватке топлива и стремительному росту цен на протяжении всего десятилетия. Несмотря на то, что в США строго соблюдались правила, в Европе они носили более спорадический характер. Большинство стран предпочитали решать эту ситуацию по-своему. Таким решением стали ограничения на владение автомобилем и вождение. Чтобы снизить потребление топлива были снижены ограничения скорости во многих странах. Несмотря на все эти усилия, цены на бензин неуклонно ползли вверх.

В результате сочетания всех этих факторов желание путешествовать по миру у многих отпало. «Тропа хиппи» была окончательно заброшена. Само движение угасло. Однако до сих пор в мире есть отдельные его представители и даже общины. Кроме этого, хиппи оказали огромное влияние на человеческую культуру в целом. Их идеи прочно проросли в обществе. Не говоря уже о стиле одежды, аксессуарах и украшениях.

Много было у хиппи негативного: беспорядочные любовные связи, употребление различных запрещённых веществ и прочее. Но если взять основные идеи этой контркультуры, то разве это плохо? Утопия – идеальный мир, где нет войн и царит любовь, это ли не прекрасно? Разве это не то, к чему должно стремиться человечество?

Не даром одно из великих христианских пробуждений связано как раз с хиппи. Оно известно как Jesus People Movement. Тысячи подростков и молодых людей стали приходить к Богу, оставляя позади свою греховную и беспорядочную жизнь. Это было настолько массовым и радикальным на то время явлением, что многие американские историки называют его последним великим пробуждением Америки.

Молодежная контркультура 60-70-х

Западная молодежная контркультура 60-х ХХ века родилась в Америке как субкультурная идеология так называемого «разбитого поколения». Первыми субкультурными группами в Америке были хиппи и битники.

Хиппи (от англ. hippy – меланхолия, уныние) появились в начале 60-х годов. Ими становились студенты, а также молодые люди из обеспеченного среднего класса, имевшие достаточные материальные средства и возможности получить хорошее образование. Отвергнув установленные обществом общепринятые нормы поведения и нравственные устои, они отличались экстравагантной (нарочито неряшливой) одеждой – залатанные и заношенные джинсы, длинные волосы, провозгласили бродяжнический образ жизни. Основное ядро хиппи составили молодые люди, бросившие вузы и занявшиеся поисками выхода из технократического «материального» общества и стремящиеся к романтическому возрождению пасторальной невинности. Хиппи общались друг с другом при помощи третьей сигнальной системы – музыки.

Битничество (от англ. beat – удар – музыка, выдержанная в определенном темпе) начиналось еще в 40-е годы в Калифорнии, когда группа молодых писателей создала идеологически агрессивную группировку, которая пыталась через психоделический рок, культовый кинематограф («Зибриски-пойнт»), битническую литературу (роман Дж.Керуака «На дороге» – 1957г., поэма А.Гинзберга «Вопль» – 1955г.) найти обоснование новому миропониманию.

Бунт битников начался в 50-е годы. Он обозначился как сексуальная революция и выразился в гомосексуальных экспериментах, которые стали модными в кругах интеллектуалов. Так возникла в эстетике битников –поэтизация мужского, мужественного, бунтарского характера. При этом молодые бунтари рассматривали себя как отверженных обществом, ищущих основы нового мироощущения.

Битничество привило интерес к ориентальной (восточной) культуре, в которой, они находили альтернативу буржуазному опыту, пуританизму и ханжеству «общей морали», традициям общества массового потребления. Битники провозгласили добровольную бедность, бродяжничество, эротическую и сексуальную свободу, анархический гедонизм, отрешенность от социального мира (эскапизм).

В 60-е годы в США под влиянием «бэби-бума» и «потерянного поколения» вьетнамской войны обнаружился целый спектр различных молодежных субкультурных и контркультурных феноменов. Их основу составили т.н. тинейджеры (подростки 13-19 лет). Назовем некоторые молодежные субкультурные образования.

Рокеры (мотоциклисты в коже) культивируют «мужской дух», жестокость и прямоту межличностного общения. Внешний вид их подчеркнуто агрессивен. Высокие ботинки напоминают о том, что они могут быть оружием драки. На груди у рокеров татуировка, в уши вдеты кольца. Изображения распятого Христа используются как символы устрашения. Рокеры считают своей музыкой мускульную характерность раннего рок-н-ролла, символами которого были Элвис Пресли и Бадди Холли.

Панки (от англ. punk – юнец) – молодые неформалы, объединенные целью протеста против существующих меркантильных отношений в обществе. Движение началось в Англии в середине 70-х годов в период увеличения молодежной безработицы. Реальному миру добропорядочных буржуа они противопоставили свой антимир. Внешний мир панков отражает отрицание ими общепринятых норм, стремление эпатировать окружающих, подчеркнуть свое «инакомыслие», избранность. Одетые в немыслимо пестрые декорированные костюмы, невероятные стилизованные прически в виде петушиного гребня, раскрашенные в различные (ярко-фиолетовые или красные цвета, огромные булавки, бельевые прищепки, несуразная бижутерия, кольца в ноздрях или ушах), они носят украшения, которые при желании можно использовать как холодное оружие (цепи, бритвы, булавки и т.п.).

Теды, тедди-бойз (от англ. teddy-boys – пижоны) – молодые люди, в основном из рабочих кварталов Лондона, занятые неквалифицированным трудом, но стремившиеся вырваться из окружавшей их серой, угрюмой и бесцветной реальности в яркий мир танцзалов, баров и кино.

Теды, объявившие себя охранителями социального порядка, сочетали черты английских джентльменов и американских шулеров: они облачались в длинные драповые пиджаки с бархатными (или замшевыми) воротничками, брюки-дудочки (обычно желтого цвета), замшевые туфли на микропоре, яркие носки и галстук-шнурок. Они носили набриолиненные чубы или завитые локоны, уложенные сзади так, что это послужило поводом к прозвищу «утиная попка», обязательно ухоженные баки.

Они устраивали драки, часто нападали на темнокожих иммигрантов; принимали активное участие (а чаще были зачинщиками) в расовых беспорядках, актах вандализма и т.п.

Баба (от восточного – медлительный) – наследники хиппи. Их мир похож на необретенную и нереализованную мечту. Облик их представителей сохраняет черты известной идентификации с Христом. Они носят волосы «под Иисуса», нательные крестики, затасканные штаны. Вместе с тем, поклоняясь Востоку, юноши и девушки облачаются в индийские туники, украшают волосы цветами, предпочитают запах сандалового дерева. Их Бог – Иисус – «суперзвезда», только с примесью «восточного» колорита.

Читайте также:
Оформление визы в Эритрею

Представители этой молодежной культуры мягки и пассивны, проповедуют христианское смирение, целыми днями слушают музыку, пребывая в наркотическом дурмане, и грезят об Индии, где якобы только и можно создать молодежные общины.

Байкеры (от англ. bike) – мотоциклисты в кожаных заношенных куртках с металлическими заклепками, в джинсах, с длинными волосами, с татуировкой мистического содержания. Житейская философия байкера проста – культ байка, бунтарский дух и братские узы. Первыми байкерами в США были боевые летчики вьетнамской войны. В СССР байкеров называли рокерами.

Долгое время на всем советском пространстве единственной официально разрешенной молодежной организацией был комсомол. Однако уже в 70-е годы под влиянием молодежной контркультуры Запада стали складываться неформальные молодежные группы, формировавшиеся вокруг различных музыкальных вкусов и стилей (металлисты, роллинги, брейкеры, битломаны и т.п.). Возникали также молодежные организации, ценностные ориентации которых имели некоторый идеологический и политический оттенок (ностальгисты, пацифисты, отклонисты, зеленые). Сформировались также группы аполитичного, эскапистского характера (хиппи, панки, «люди системы»). Среди интеллектуальной молодежи пользовалась популярностью эстетствующая группа «Митьки», выделявшаяся самоиронией и гротескно подчеркнутым стилем «a la Русь». Возникали группировки, исповедывавшие «культ мускулов» и физической силы («качки»), а также криминогенные группы, объединявшиеся на базе агрессивности, жесткой организованности и противоправной деятельности (деляги, гопники, люберы). Нонконформизм этой молодежной сферы проявлялся во всем: в манерах, в одежде, в увлечениях, в жаргоне, достигая крайне экстремистских форм.

Достигнув максимума, неформальная активность постсоветской молодежи стала спадать. В настоящее время в молодежной среде можно выделить три ведущих категории субкультуры. Первую образуют молодые люди, занимающиеся мелким бизнесом (мажоры, а в советское время – фарцовщики и спекулянты). Они ориентированы на легкое добывание денег и «красивую жизнь». Их характеризует деловая хватка, достаточно хорошо развитое чувство корпоративности. Они считают себя людьми «первого сорта», высокомерны по отношению к остальной молодежи, стремятся всячески ограничить свои контакты с «быдлом», «серостью», «людьми второго сорта»,

Мажоры обитают в крупных промышленных или портовых центрах; усиленно подражают американским «яппи», поэтому ведут «здоровый образ жизни» – не пьют, не курят, не употребляют наркотиков и занимаются спортом – в основном атлетической гимнастикой, чтобы при необходимости уметь защититься. Тусовка для мажоров – не просто времяпрепровождения, а «производственная площадка», где заключаются сделки.

Вторую категорию составляют «люберы», «гопники» и т.п. Они отличаются жесткой дисциплиной и организованностью, агрессивностью, ярко выраженной криминальной направленностью и связью с уголовным миром. Сгустки гопнической культуры наблюдаются в тюрьмах, колониях правонарушителей, о чем говорится в их гимне: «Гоп-стоп! Мы подошли из-за угла…». Основу деятельности таких групп составляет мелкий рэкет и спекуляция. Группировки этого толка, как правило, хорошо вооружены, причем не только цепями, кастетами и ножами, но и огнестрельным оружием. Описанные выше, а также другие молодежные криминогенные объединения (например, УНО-УНСА на Украине, «скинхеды» в России ) в условиях политической нестабильности представляют значительную опасность, т.к. в любой момент могут стать инструментом деятельности организаций экстремистского толка.

Третью категорию составляют «яппи» и «неояппи» (от англ. yong urban professionals-Yuppies). Это молодые люди – выходцы их мало- и среднеобеспеченных семей, отличающиеся целеустремленностью, серьезностью, прагматизмом, самостоятельностью суждений и оценок. Их интересы концентрируются в сфере образования, как необходимого условия продвижения в жизни. Они ориентированы на материальное благополучие и карьеру, и, следовательно, на продвижение по социальной и служебной лестнице. В манере одеваться их отличает деловой классический стиль и подчеркнутая опрятность. Как правило, они не имеют вредных привычек и стремятся «делать деньги» и успешную карьеру в качестве бизнесменов, банковских служащих, юристов. Близки к ним хайлафисты (от англ. high-life – высокая жизнь) – молодые люди из обеспеченных семей, имеющих возможность не отказывать себе ни в чем и получать образование в престижных учебных заведениях, нередко имеют собственных воспитателей, репетиторов и гувернанток. Одеваются в одежду лучших западных фирм. Места их тусовок – самые престижные театры, кафе, рестораны, где они обзаводятся нужными связями. Несмотря на «бурную культурную жизнь», хайлафисты по сути являются современным вариантом обывателей, которых интересует не творчество, а жизнь и связи деятелей культуры.

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Хиппи: дети цветов, переваренные обществом потребления

Заниматься любовью, а не войной призывали хиппи в 1960-х. За прошедшие полвека войн меньше не стало, а от хиппи остались только музыка, мода и легенды.

В середине 1960-х годов на улицах крупных городов США стали появляться странно одетые личности. Молодые люди с длинными немытыми волосами в яркой, но грязной одежде шокировали благопристойных американцев. Волосатики явно не походили на обычных нищих. Они кучковались на тротуарах и лужайках, пели песни под гитару, а иногда просто молча сидели, не обращая внимания ни на что вокруг (о медитации тогда ещё мало кто знал). Вскоре появился термин для обозначения этих странных представителей американской молодёжи — хиппи. Так в одной из телепередач журналист презрительно назвал длинноволосых участников антивоенной демонстрации. Это слово он образовал от сленгового выражения «to be hip». Ещё в 1950-х годах в среде контркультурщиков-битников это означало «быть в курсе всего, врубаться во всё на свете». Журналист хотел оскорбить непонятную ему молодёжь, а ей словечко понравилось, и длинноволосые подростки, которых с каждым днём становилось всё больше, сами стали себя называть хиппи.

Локальные военные конфликты, возникавшие в разных местах планеты, вызывали протест молодёжи, родившейся после 1945 года. Битники 1950-х были настроены скорее пессимистически. Им казалось, что весь мир катится в тартарары. Пришедшее им на смену поколение хиппи относилось к мировым проблемам куда более оптимистично. Новая молодёжь старалась превратить жизнь в праздник. Она верила, что на этом планетарном карнавале не найдётся места ни войнам, ни оружию, ни агрессии, ни страсти к потреблению материальных ценностей, которой, по мнению юных бунтарей, страдали их родители. Вполне в духе карнавала звучали лозунги хиппи: «Flower power» («Власть цветов») и «Make love, not war» («Занимайся любовью, а не войной»).

Самые продвинутые хиппи формулировали цели движения более развёрнуто: «Нынешнее общество бесчеловечно. Оно уродует человека с детства, ещё в семье. Прививает ему жизненные принципы стяжательства. Хиппи предлагают: человек должен стать, наконец, самим собой. Система жизни — коммуна индивидуальностей. Каждый живёт, как хочет, делает, что хочет, проявляет себя, как ему угодно. Институты современного общества, которые калечат людей — роскошь, богатство, собственность, — надо уничтожать. Жизнь должна быть проста. Механизация уродует людей. Ближе к природе. Долой войну. Долой войну во Вьетнаме. Любовь, а не война».

Читайте также:
Сай Кео - главный пляж ко Самета. Фото, видео и отзыв

Такая идеология неизбежно провоцировала конфликты в семьях. Отец одного из хиппи жаловался в письме на американское телевидение: «Сын сказал мне: «Ваша семья пронизана концепцией собственности. Вы — со своими автомобилями, телевизионными приемниками, своими накоплениями, — вы смертельно дезориентированы. Только среди бедных — надежда. Что бы ваши дети ни совершили, это всегда будет здоровее того, что натворили вы»». «Вы думаете, они признают себя больными или виноватыми? — возмущался другой родитель. — Ничуть! Они считают, что в лечении нуждаемся мы».

Неагрессивные «дети цветов» (как себя называли хиппи) не позволяли семейным распрям перерастать в крупные скандалы. Они просто уходили из дома, оставляя там безутешных предков. Бездомные хиппи слонялись по крупным городам, кочевали по США на расписных микроавтобусах, автостопом добирались до солнечной Калифорнии, где образовывали коммуны на окраинах городов и общины в сельской местности. Крупнейшей и самой знаменитой коммуной хиппи стало их сообщество в Сан-Франциско в районе Хейт-Эшбери.

Советская молодёжь узнала о движении «детей цветов» из очерка Генриха Боровика «Путешествие в страну Хипляндию», в котором автор подробно описал свои блуждания по Хейт-Эшбери: «Название «Хэйт-стрит» замазано желтой краской. Чуть ниже выведено: «Лав-стрит»… Мы идём по тротуару, осторожно переступая через ноги. Владельцы сандалий и грязных пяток сидят на асфальте, прислонившись спинами к домам. Тихо переговариваются. Рассматривают прохожих. Целуются. Дремлют, опустив на грудь косматые головы… Стена в книжном магазине увешана… маленькими фотографиями на кнопках, на клейкой ленте «скотч», на жёваном хлебе. На снимках — молодые парни и девушки. Прилично одетые. Прилично подстриженные. Иногда с папой и мамой. Иногда за рулём отличной автомашины. Или на лужайке возле загородного дома. «Пропала Ингрид Дитмар. 500 долларов награды». «Анабелл! Мы любим тебя! Звони за наш счёт. Мама и папа». Таких записок десятки. Напечатанные на машинке, типографским способом, написанные от руки. А над всеми фотографиями размашистая надпись красным: «Зов предков». Информация с иронией». Статья Боровика в журнале «Вокруг света» имела неожиданный эффект: после её выхода в СССР появилось множество собственных хиппи.

В США движение достигло своего расцвета летом 1967 года. Сами «дети цветов» объявили это время «летом любви». В тот момент по США скитались до четырёхсот тысяч молодых людей, называвших себя хиппи. Именно тогда появились неофициальные гимны движения: песни The Beatles «All You Need Is Love» и «She’s Leaving Home», композиция «San Francisco (Be Sure to Wear Flowers in Your Hair)», сочинённая участником группы The Mamas & The Papas Джоном Филипсом. Хиппи вообще были неразрывно связаны с рок-музыкой, особенно с её психоделической разновидностью. Волосатики с удовольствием слушали такие группы, как Grateful Dead, Jefferson Airplane и других. Психоделик-рок помогал хиппарям входить в медитативный транс без применения стимулирующих средств. Тем не менее галлюциногенные средства в коммунах продавались почти в открытую.

Уже в конце 1960-х движение хиппи стало преображаться. С одной стороны, его первые адепты, наигравшиеся в свободу от вещизма и бытовых удобств, осознали, что жизнь их родителей, возможно, не совсем правильна, но зато вполне комфортна. Они вернулись домой, переоделись, слегка подстриглись и продолжили типичную жизнь добропорядочных американцев. С другой стороны, модная индустрия осознала внешнюю и коммерческую привлекательность hippie style. Магазины быстро заполнились отнюдь не дешёвой одеждой под хиппи: яркими рубахами, широкими штанами, потёртыми джинсами-клёш. Большим спросом пользовались плетёные браслеты, украшения для волос и прочая бижутерия в том же стиле. Молодые американцы и европейцы, и не думавшие уходить из дома и заниматься трансмедитацией, покупали в ближайшем универмаге модный прикид, отпускали длинные волосы и считали себя хиппи. Такие персонажи примелькались на городских улицах, и на них перестали обращать внимание. Буржуазное общество потребления, против которого так протестовали первые хиппи, без проблем переварило это движение.

Художник Александр Иосифов, давно исследующий культуру и историю хиппи, считает, что у движения была глубочайшая философия. Сложившаяся система человеческих взаимоотношений не устраивала прогрессивную молодёжь, которая решила её подправить. Они считали, что каждый человек должен осмыслить, зачем он живёт на земле, что в нём самом не так, можно ли сетовать на внешние обстоятельства, не изменив сначала свой внутренний мир. Общество материальных благ подталкивало молодых людей к тому, что они должны быть успешными, много зарабатывать. Хиппи же утверждали, что этике успеха надо противопоставить этику братства. Так появились и городские коммуны, и сельские общины. Подобный образ жизни противопоставлялся ячейковому существованию людей в окружавшем мире, который хиппи называли Вавилоном. Молодые люди считали, что собственным примером смогут сподвигнуть к очищению всё человечество.

И сегодня довольно много людей разных возрастов, живущих по законам хиппи. Одна из самых больших коммун находится в одном из районов Копенгагена. «Свободный город Христиания» представляет из себя несколько десятков зданий разной степени трущобности. Обитатели коммуны, общей численностью менее тысячи человек, пытались жить по собственным правилам, не подчиняясь законам Датского королевства. В Христиании так процветала торговля наркотиками, что это надоело копенгагенской полиции. После того как в 2005 году передел местного наркорынка привёл к перестрелке и убийствам, полиция взяла Христианию под контроль. Местные хиппи со вздохом подчинились. Сегодня Христиания является популярным туристическим объектом.

Калифорнийский Хейт-Эшбери с годами превратился в один из самых элитных и дорогих районов Сан-Франциско. Метаморфоза вполне себе символическая.

Американская молодежь 70-х годов: хиппи и студенты

В этом году исполнилось 45 лет со дня проведения знаменитого Вудстокского фестиваля – общепризнанного символа поколения 60-х и культуры хиппи. На три дня он объединил под эгидой рока более 500 тысяч «детей цветов». После этого грандиозного события хиппи получили еще одно название своей субкультуры – «Нация Вудстока». В истории этой нации было множество как светлых, так и темных моментов. Вудсток, без сомнения, относится к первой категории. Но что бы по достоинству оценить его значение для поколения 60-х, необходимо изучить все стороны движения хиппи – его историю, цели и дальнейшую судьбу.

Америка вступила в 60-е с огромным багажом неразрешенных вопросов – угроза ядерной войны, ущемление гражданских прав, война во Вьетнаме и т. д. Сюда же можно добавить изжившие себя консервативные взгляды старшего поколения в отношении семьи, секса и роли женщины в обществе. В скором времени недовольство этими проблемами назрело в кругах самой активной части общества – студенчестве. Именно там, на основе взглядов поколения битников возникла субкультура, которую СМИ окрестили «хиппи».

Читайте также:
Правила въезда во Вьетнам для россиян в 2022 году — рассказываем во всех подробностях

Мировоззрение хиппи основывалось на принципах ненасилия и абсолютной свободы. Они выступали против идеологии общества потребителей и любого подавления личности со стороны властных структур. Стремясь к свободе от любых социальных запретов во всех аспектах своей жизни, переоценки подверглись такие понятия как брак, семья и секс. Пуританскую мораль американского общества тех дней по всем этим вопросам хиппи заменили концепцией Свободной любви. Все эти положения, в конечном счете, привили «детей цветов» к жесткой конфронтации с истеблишментом и самим обществом.

На субкультуру хиппи сильно повлияло широкое распространение психоделических наркотиков (в особенности ЛСД). Их популярность среди хиппи объясняется необычным эффектом – расширением сознания и изменением восприятия. Многие хиппи считали, что ЛСД является ключом к раскрытию подсознания, и делает человека лучше, добрее, восприимчивее к красоте, способнее к творчеству. Настоящими гуру и активными популяризаторами психоделических наркотиков являлись такие писатели и ученые, как Тимоти Лири («Психоделический опыт»), Кен Кизи («Пролетая над гнездом кукушки»), Олдос Хаксли («Двери восприятия»). Кен Кизи даже основал одну из первых хипповских коммун под названием «Веселые проказники», где устраивал частые концерты-хэппенинги (с участием молодой группы Grateful Dead) с раздачей ЛСД всем желающим.

Вскоре, однако, стало очевидно, что воздействие ЛСД на мозг далеко не безвредно. По Америке прокатилась волна случаев суицида под воздействием ЛСД. Кончилось тем, что в 1966 году наркотик признали опасным и запретили в США и Европе, что только усилило его популярность среди хиппи. Тем более что многие кумиры молодежи, особенно музыканты, открыто заявляли, что употребляют ЛСД. В США и Англии в адрес рок-музыкантов посыпались обвинений в пропаганде наркотиков. Чего только стоил скандал вокруг альбома группы Beatles – «Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band». В песне «A Little Help From My Friends» усмотрели намек на коллективный «кислотный трип». Утверждали что название песни «Lucy in the Sky with Diamonds» является ни чем иным как зашифрованным наименованием LSD. Ну, а финальный трек «A Day In The Life», содержащий слова «Забрался наверх, закурил. Кто-то что-то сказал, и я погрузился в грезы», и вовсе запретили на ВВС. И таких примеров сотни.

Бесспорно, что огромный пласт американской и европейской культуры 60-х годов несет на себе отпечаток ЛСД. И движение хиппи не было исключением. Однако еще одной немаловажной особенностью в процессе консолидации хиппи является тот факт, что рок-музыка, бывшая ранее главным образом средством развлечения, стала теперь важной частью социального и политического процесса, одновременно отражая все происходящее. В первой половине 60-х тема политического протеста была распространена в среде фолк-музыкантов, базировавших в районе Гринвич-Виллидж в Нью-Йорке. Однако в то время – эпоху царствования в Штатах музыки Британского вторжения – фолк-сцена оставалась замкнутой и даже элитарной. К середине же 60-х годов тема протеста, несогласия и недовольства все заметнее утверждается в песнях рок-групп. Новые формы нонконформистской музыки – фолк-рок и блюз-рок на психоделической основе – полностью отвечали устремлениям хиппи, являясь мощным объединяющим фактором всего этого движения.

Немаловажную роль в этом сыграла деятельность в городе Сан-Франциско творческого объединения The Family Dog и импресарио Билла Грэма. The Family Dog стали первыми организовывать крупные концерты-хэппенинги. В отличие от концертов прежних лет, где танцы в проходе приравнивались к хулиганству, на мероприятиях проводимых The Family Dog грань между исполнителями и аудиторией максимально размывалась, а сочетание световых эффектов и новой «кислотной» музыки только усиливало эффект от ЛСД. После того как импресарио Билл Грэм приобрел зал Fillmore Auditorium, получили постоянную сцену столь любимые хиппи психоделических группы, среди которых – Jefferson Airplane, Big Brother and the Holding Company, Doors, Buffalo Springfield, Grateful Dead и т. д. Рок-группы со всех Штатов массово переезжали в Сан-Франциско, привлекая за собой тысячи фанатов-хиппи. А сам Сан-Франциско и район Хайт-Эшбери стали настоящим местом паломничества для молодежи.

Вопреки расхожему стереотипу, выдуманному средствами массовой информации, хиппи не были ленивыми, неактивными и даже безразличными к происходящему вокруг. Большинство из них обладали высоким уровнем общественного самосознания. Такие люди были активными участниками всевозможных митингов, шествий и забастовок. Примерно с середины 60-х годов хиппи начали активно участвовать во многочисленных акциях протеста, проводимых совместно с другими недовольными молодежными движениями. Большинство акций носили ненасильственный характер и выражались в маршах и сидячих забастовках, сопровождаемых выступлениями активистов и музыкантов. Первоначально акцент делался на проблему ядерного оружия и ущемление гражданских прав. Однако с началом крупномасштабных военных действий Соединенных Штатов во Вьетнаме центральной темой протестного движения стала война.

В апреле 1965 года состоялся «Первый антивоенный марш протеста на Вашингтон», собравший около 25 тысяч человек. Молодежь выражала свое недовольство войной, чьи тяготы легли в первую очередь на них. Лишение многих льгот на студенческую отсрочку похоронило мечту десятков тысяч молодых людей получить образование. Вместо этого им пришлось участвовать в кровавой войне на другом конце света. Следствием этого стал рост числа уклонистов, которые сжигали свои призывные карточки или переезжали в Канаду. После этого антивоенное движение в США стало шириться с каждым днем. Через два года, в апреле 1967-го, прошел антивоенный марш в Нью-Йорке, собравший уже около 400 тысяч человек, что составляло примерно равное количество с тогдашним контингентом американских войск во Вьетнаме.

Кульминацией движения хиппи стал 1967 год, когда в районе Хайт-Эшбери и окрестностях Сан-Франциско собралось около 100 тысяч «детей цветов». Это событие вошло в историю под названием «Лето любви». Некоторые считают его своеобразным социальным экспериментом, т. к. хиппи продемонстрировали тогда всему миру альтернативный образ жизни – они проживали в коммунах, на условиях равного распределения благ, гендерного и расового равенства и свободной любви. Самым ярким событием «Лета любви» стал Монтерейский фестиваль популярной музыки, который впервые крупномасштабно показал движение хиппи и его органическую связь с новой рок-культурой. Фестиваль проходил в течение трех дней с 16 по 18 июня; количество посетителей варьировалось от 25 до 90 тысяч человек. Фестивалю предшествовал выпуск песни «San Francisco (Be Sure to Wear Flowers in Your Hair)» ставшей гимном «Лета любви», да и всего движения хиппи. Достижения Монтерея обычно приуменьшают по сравнению с более крупным Вудстокским фестивалем, однако именно он представил широкой аудитории The Jimi Hendrix Experience, Рави Шанкара и Дженис Джоплин, после чего они сразу получили статус суперзвезд. Для британской группы The Who это и вовсе был первый концерт в Америке.

Читайте также:
Дендрарий Сочи – официальный сайт, цены на 2022, фото, адрес, схема

Монтерейский фестиваль и «Лето любви» приковали к хиппи пристальное внимание СМИ. Такая реклама привлекла еще большее количество молодых людей в ряды «детей цветов». Однако, со временем масс-медиа стали концентрироваться лишь на отрицательных сторонах жизни хиппи. Район Хайт-Эшбери был не в состоянии вместить в себя всех желающих. Многим приходилось ночевать на улице и заниматься попрошайничеством. Возникли проблемы с недоеданием, болезнями и наркоманией. А если добавить к этому пропагандируемый СМИ образ хиппи как бездельников, развратников и наркоманов, то становится понятным столь негативное к ним отношение со стороны общества.

Пока хиппи праздновали «Лето любви» веря в идеалы «цветочной революции» и мирную форму протеста, чернокожее население повсеместно выходило на улицы, борясь за свои гражданские права. Обратной стороной «Лета любви» стало «Длинное жаркое лето» американского гетто, когда во многих городах США начались массовые беспорядки, каких страна еще не видела. Кульминацией «Длинного жаркого лета» стали кровавые столкновения в Ньюарке и Детройте, в результате которых погибло 43 человека.

Власти начали все больше остерегаться акций протеста хиппи против войны во Вьетнаме. В октябре 1967 года состоялся антивоенный поход на Пентагон, в котором приняли участие более 35 тысяч человек. Представители власти встретили демонстрантов слезоточивым газом. Было арестовано более 600 человек. В августе 1968 года леворадикальная партия Йиппи (своего рода более политически-активное отпочкование от движения хиппи), решили устроить массовую акцию протеста во время съезда Демократической партии США в Чикаго. Лидеры Йиппи – Эбби Хоффман и Джерри Рубин – даже выдвинули своего кандидата на пост президента США – свинью Пигасуса. Во время этой акции предусматривалось выступление многих рок-звезд, большинство из которых, в конечном счете, отказались от своего участия. Демонстрация превратилась в кровавое противостояние между властями и протестующими, в результате чего сотни человек с обеих сторон серьезно пострадали.

1968 год окончательно похоронил мечту хиппи о мирной революции, а Грэм Нэш объявил «цветочную власть» мертвой. Утопические идеи «Лета любви» обернулись в 1968 году насилием и злобой. После августовских событий в Чикаго массовые столкновения протестующих с полицией превратились в норму. Студенты по всей стране захватывали университетские городки и предъявляли свои требования, на что власти отвечали насилием. Леворадикальные организации, такие как Йиппи, Черные пантеры и Метеорологи, своими действиями бросали мрачную тень на движение «детей цветов». Еще больше дискредитировала хиппи серия жестоких убийств, совершенных коммуной «Семья» и ее лидером Чарльзом Мэнсоном.

Но, несмотря на всю эту череду насилия и клеветы, более 500 тысяч хиппи все же решили собраться в августе 1969 года на «три дня мира, любви и музыки» на Вудстокском фестивале. Он стал настоящим глотком свежего воздуха для поколения, которое уже начало разочаровываться в своих идеалах. Америка еще не знала более грандиозного события, на котором в атмосфере всеобщей эйфории люди могли собраться, вместе послушать музыку и получить удовольствия от чувства повсеместного единения. И пускай все это действо сопровождалось организационными просчетами, дождем, сорвавшим несколько выступлений, и дрязгами с менеджерами по поводу увеличения гонораров – все это в конечном счете было не важно. Вудсток не оставил после себя скандальной репутации. Наоборот – он стал символом единения людей одной идеологии и культуры.

В свете последующих трагических событий значение Вудстока только возросло. Стало ясно, что он был последним светлым моментом в истории поколения хиппи. Попытка повторить Вудсток на западном побережье обернулась кровавым фиаско. Прошедший в декабре 1969 года Альтамонтский фестиваль, как многие считают, подвел условную черту под эпохой 60-х и ознаменовал конец поколения хиппи. Выбранное в последний момент место оказалось абсолютно неподходящим для проведения фестиваля. Толпа в наркотическом и пьяном угаре пыталась лезть на сцену, создавала давку, сопровождавшуюся драками. Мик Джаггер откладывал выход The Rolling Stones для пущего театрального эффекта, чем только подливал масла в огонь. Нанятые для охраны байкеры «Ангелы Ада» сами же провоцировали и избивали людей. Досталось даже Марти Балину из Jefferson Airplane, а одного человека зарезали насмерть. События Альтамонтского фестиваля получили широкую огласку и подействовали несколько отрезвляюще на молодое поколение, в чьих умах идеалистическое представление о хиппи начало сменяться разочарованием.

Если ранее рок служил объединяющим фактором и отражением движения хиппи, то на рубеже десятилетий эта связь была почти разорвана. Вчерашние простые парни с гитарами превратились в миллионеров. Лишь единицы остались убежденными борцами с системой. Остальные же жили в роскоши и излишествах, что противоречило антиматериальным взглядам хиппи. Плюс к этому, стремительная и изнуряющая «рок-н-ролльная жизнь» сыграла злую шутку со многими артистами. Один за другим этот мир покинули Джими Хендрикс, Дженис Джоплин и Джим Моррисон. Молодежь потеряла многих героев своей эпохи, а движение хиппи – еще одну опору в лице рок-музыки.

К началу 70-х протестные настроения начинали спадать, но акции все же проходили повсеместно. При этом некоторые из них заканчивались кровопролитием. В мае 1970 г во время антивоенного митинга студентов Кентского университета по неизвестным причинам солдаты национальной гвардии открыли огонь по толпе, в результате чего погибло четыре студента, а многие другие были ранены. В ответ на это происшествие Нил Янг написал песню «Ohio», ставшую одной из последних крупных хитов протестного рока. В том же месяце от огня полиции погибли два человека во время студенческой демонстрации в университете Джексона. Тогда же по Америке прокатилась волна митингов, в том числе очередной поход на Белый дом, собравший около 100 тысяч участников. Пиком антивоенного движения можно считать череду акций протеста в мае 1971 года в Вашингтоне, которые закончились арестом примерно 12 тысяч демонстрантов.

Само движение хиппи в первой половине 70-х стало растворяться в американском обществе, и этому способствовали многие факторы – война во Вьетнаме постепенно подходила к концу, а в месте с ней угасало и само антивоенное движение. Психоделический рок, так долго объединявший хиппи, уступил место хард-року, прог-року, хэви-металу, панк-року и диско. С появлением новых видов молодежных субкультур, таких как панки и скинхэды, средства массовой информации полностью потеряли интерес к хиппи.

Некоторые представители «детей цветов» с возрастом сменили свои взгляды, а вместе с тем и образ жизни. Они подстриглись, устроились на работу и завели семьи. Какая-то часть хиппи, сохранив лишь внешние свои признаки, превратилась в собственных антиподов, выдавая эпатаж за протест. Многие считают, что в 80-е остатки хиппи продались и стали частью потребительской культуры; однако, в мире до сих пор можно встретить миллионы людей, исповедующих идеи мира, любви, добра и свободы, и придерживающихся взглядов «Нации Вудстока».

Читайте также:
Размещение фондов Nationalgalerie в Берлине

Контркультура. Битники и Хиппи

ПОКОЛЕНИЕ БИТНИКОВ И ХИППИ как стихийный протест ценностям Западного общества потребления.

В конце 1950-х американскую молодежь захлестнуло увлечение рок-н-роллом. Вышедшие в 1957 г. пластинки Элвиса Пресли, в частности «Тутти-футти» и «Джешхаус-рок», звучали по всей стране. Эта музыка стала симво­лом нового поколения, которое отвергало культуру своих родителей с ее мещански оптимистичной моралью и потребительские интересы среднего класса. Рок-н-ролл вырос из негритянского стиля «ритм энд блюз» как ан­типод легковесной «слащавой» музыки середины века. Крупные фирмы грамзаписи вначале не брали в расчет альтернативный музыкальный рынок. К кумирам молодежи принадлежали Элвис Пресли, Чак Берри, Литл Ричард, Билл Хейли и др. Однако эту альтернативную культуру скоро поставили на коммерческие рельсы и она во многом утратила свое очарование.

Главные битники — Керуак, Берроуз, Гинзберг — оставили богатое идей­ное наследие, горячо воспринятое другим поколением бунтарей — хиппи. По большому счету, Керуак предсказал их появление: «Нужно, чтобы мир заполнили странники с рюкзаками, отказывающиеся подчиняться всеобщему требованию потребления продукции. Передо мной встает грандиозное видение рюкзачной революции, тысячи и даже миллионы молодых амери­канцев путешествуют с рюкзаками за спиной, взбираются в горы, пишут стихи, которые приходят им в голову, потому что они добры и, совершая странные поступки, поддерживают ощущение вечной свободы у каждого, у всех живых существ».

Поскольку молодежная субкультура на Западе раньше всего появилась в среде рабочего класса, она долгое время носила черты социального протес­та. Первыми на путь протеста против «хорошего вкуса и изысканных манер» вступили битники, а позже и их духовные преемники хиппи.

Хиппи – Технология альтруизма

Среди наиболее ярких особенностей западной субкультуры хиппи . не
получил широкого распространения среди хиппи буддизм и дзен-буддизм.

Из советского энциклопедического словаря: «Хиппи — группы молодежи, отвергающие установленные нравственные устои, общепринятые нормы поведения и ведущие бродяжнический образ жизни».

Во второй половине 60-х годов начали возникать различные команды и группы молодых людей, практиковавшие вольные путешествия, культурные эксперименты и сформировавшие тот образ жизни, который позже будет принято считать хипповским.

Среди наиболее ярких особенностей западной субкультуры хиппи — употребление наркотиков, сексуальные эксперименты, коммуны, фестивали, путешествия (они обожают путешествовать как по стране, так и за рубежом, обычно автостопом)1. Характерна полинаркомания.

В сфере сексуальных отношений у хиппи — терпимость к добрачным и внебрачным связям, иногда полигамные (групповые) отношения, терпимость к гомо- и бисексуальности, рассматривалась как форма протеста против существующей морали. Именно хипповская идея «свободной любви» стала толчком к сексуальной революции в 60-70-х годах.
Совместное проживание (коммуны) — отличительная черта хиппи; в других субкультурах такая форма поведения не встречается.
Самым мощным движение хиппи оказалось в США. В 60-е дети среднего класса сотнями тысяч уходили из дома и бросали университеты, чтобы стать хиппи, жить в сельских коммунах и зарабатывать на жизнь своим трудом (пусть и странным: плетением фенечек, росписью платков и т.п.). В то же время, к примеру, в Англии никаких массовых молодежных движений и массовых молодежных организаций не было. Хиппи выглядели в Англии ненастоящими, да они такими и были: жалким подражанием заморскому оригиналу.

Период существования хиппизма в СССР соответствует началу семидесятых годов (центры действия — Московский регион, Ленинград, Прибалтика). В процессе прихода хиппи с Запада в Советский Союз от него, в значительной мере осталась только внешняя атрибутика: длинные волосы, джинсы, бисерные колечки и браслеты, «ксивники» — нашейные мешочки для документов. Сохранилась общая канва идеологии.

Движение сумело избежать наиболее деструктивные идеологические выверты западного движения хиппи, к примеру, поголовной наркомании. Социалистический образ жизни и воспитание, полученное изначально его носителями, приняли несколько иные формы понимания сущности данного движения. Так, например2, наиболее инициативная и крупная группа («Система Москва-Киев-Львов») разработала «Манифест хиппи», в котором, в частности, осуждается употребление наркотиков, тогда как для западных хиппи это было чуть ли не основным признаком самоидентификации. Сексуальный бунт российских хиппи проходил в гораздо более мягких формах. Кроме того, отсутствовал гомосексуализм как форма протеста.

Стоит отметить, что такое изменение базовых принципов идеологии произошло не без влияния «железного занавеса» и аппарата контрпропаганды КПСС.

В СССР идеология хиппи продолжала интенсивно видоизменяться. Для него было характерно:
Неприятие ценностей, господствующих в окружающем обществе; позиция наблюдателя, а не участника социальной жизни.
Бесструктурность движения, отсутствие фиксированных целей.
Отсутствие незыблемых авторитетов; вместе с тем — открытость любым учениям и доктринам (прежде всего, психоделического или мистического толка).
Стремление к прямой (т.е. вне знаковой) групповой коммуникации; упор на персонализацию, т.е. на отношение “Я и ТЫ”.
Аскетизм.
Сексуальная свобода; осуждение сексуальной эксплуатации.
Протест против обезличивания, которое несет техника.
Антиакадемизм, как стремление придать знанию непосредственный жизненный смысл.
Пацифизм, отвращение ко всем формам агрессии (знаменитый лозунг «Make Love Not War»).
Ощущение фундаментального единства всех вещей; осознание того, что каждый есть Бог.

В России также не получил широкого распространения среди хиппи буддизм и дзен-буддизм. Их место было прочно захвачено православием. Православные хиппи существенно видоизменили идеологию самого движения, исключив из него многое, противоречащее христианским нормам морали.

В отношении «свободной любви» («фрилав»), христианизация морали привела к тому, что понимание этого социального института движения у разных его членов оказалось неоднозначным. Под «свободной любовью» в России, стали пониматься христианские: «любовь к ближнему», «любовь к людям».

Движение сильно интеллектуализировано, переплеталось с интеллигенцией и богемой, поддерживало отношения с религиозными кругами. Шёл постоянный обмен информацией, накопление опыта. В 80-е годы движение стало широким и неоднородным, в него влилось большое количество нонконформистов и уже не подпадавших под определение «хиппи».

В последствии в движение влились также панки, анархисты и даже небольшое количество фашиствующей молодежи. При этом происходила интенсивная ассимиляция всех движений, в своей идеологии они становились хиппи-ориентированными. В процессе исследований было установлено, что, несмотря на сформированный прессой стереотип «хиппи-наркомана», наркомания среди хиппи (в России ЕП.) была распространена не более, чем среди других групп подростков. Хиппи часто употребляли транквилизаторы, но в их среде не была распространена токсикомания.

Огромной популярностью пользовались авторы-исполнители песен, барды.

Чему научили нас хиппи?

Очень актуальный бохо-стиль. Это гремучая смесь стиля хиппи, фолка, этники и цыганской одежды.

Но именно разнузданный, свободный и миролюбивый стиль хиппи лег в основу бохо, поэтому мы сейчас так любим бахрому, широкополые шляпы, клеши и свободные блузы.

Хиппи привнесли много своего не только в моду. Они повлияли на умы, на мировоззрения тысяч людей, они многому нас научили.

Читайте также:
Правила въезда во Вьетнам для россиян в 2022 году — рассказываем во всех подробностях

Чему же? Давайте разберемся.

Они научили презирать войну и насилие в любой форме.

Они показали абсолютную степень свободы человека. Создали новые морали и ценности, соизмеримые по значимости с догмами мировых конфессий.

Движение хиппи и в особенности его пик – лето любви вылились в отдельную субкультуру, которая до сих пор живет своей жизнью и по своим правилам.

Хиппи понимали “Черный квадрат” Малевича и “Музыку для водопоя” Заппы.

Хиппи подарили миру новый лозунг: “Иди к нам, пойми нас и плюнь на окружающую действительность”.

Песня The Beatles “All you need is love” стала главным лозунгом хиппи и гимном новых человеческих идеалов: любви, свободы и братства.

Длинные волосы, полное отсутствие одежды – это не провокация, а форма общения с миром. Свобода самовыражения и выбора – то, чем мы руководствуемся по жизни до сих пор.

Хиппи показали миру, что любой может стать тем, кем захочет, главное – очень этого хотеть.

Есть такое мнение, имеющее некоторые основания, что Россия довольно долгое время своей истории повторяет ближайшую историю Запада – как ее достижения, так и ее ошибки. Был всего один момент, когда Россия хотя и на основе теории западника Карла Маркса совершила ошеломительный рывок, которого от нее не ожидал никто – в том числе и сам Маркс. И на 70 лет забежала вперед всего человечества в попытке воплотить те же самые идеи протеста против культа потребительства – по сути – поклонения идолу Золотого Тельца. Утопия провалилась – в том числе и потому, что соблазн личного потребления ощутимых материальных благ для многих оказался выше
идеальных ценностей равенства, свободы, интернационализма и т.д. Сейчас Россия, как и весь бывший СССР отброшен на предыдущую ступень развития – состояние неразвитого капитализма, с мешаниной феодальных пережитков и государственного регулирования, напоминающего чем то состояние Российской Империи времен между двумя революциями и грядущей Мировой войны. В обществе ощутимо пахнет и мировой войной и революцией. А потому – наши креативные ток-шоу бесконечно мусолят темы раскола общества на “красных и белых” на “голубей и ястребов”, а также ищут рецепты успокоения молодежного и любого прочего протеста реформами или чем то что могло бы дать выход энергии нарастающего вновь стихийному протесту. И вот тут то и появляются параллели и аналогии с историей битников и хиппи 50-60-х годов. Думаю, что многие читатели знают примеры современных хипстеров – людей уходящих из больших городов и суеты в реальный или призрачный покой деревни, субкультур типа взрослых дядь и тёть играющих в индейцев, толкиенистов,исторических реконструкторов разного рода, натуристов, поклонников причудливых восточных философий и несть числа сект, учений и игр “седого детства”. Все эти суб-культуры и являются по факту российским вариантом битников и хиппи – как обычно,повторяющим историю как фарс, мало чего общего имеющим с настоящим движением протеста – ввиду отсутствия смысла в виде программы и философии. Есть конечно отдельные структуры – имеющие что то вроде зачатков организации – однако это скорее мертворожденные и крайне малочисленные формализованные, насаждаемые сверху инкубаторы будущих бюрократов, финансируемые идеологами “гражданского общества”. Интересно, что движение хиппи ждало своего “Иисуса Христа” – вождя – Мессию, который повел бы их “в зияющие дали” новой Утопии. За неимением лучшего остановка была сделана за троицей Маркс-Маркузе- Мао. Однако по опыту истории реально независимые лидеры реальных массовых Западных движений, имеющих программу и революционную (или хотя бы эволюционную) философию закончились на Мартине Лютере Кинге, убитом самыми прогрессивными и демократичными американцами руками наемного убийцы. Дальше история снова повторилась в виде фарса – от мосье Пучдемона в Каталонии, генацвале Михо Саакашвили в Грузии и особенно – на Украине, Ким Чен Ына и т.д.
Занятно, что вопросы очевидных по настоящему демократических реформ снова исчезли из повестки дня – вообще. Как на Западе, так и на Востоке. И в России тоже. Мир готовится к новому витку насилия – обречённо и покорно. И это на этот раз – не война во Вьетнаме. Это война всех против всех. Гражданская война в масштабе всего человечества. В данном случае – за красных выступают “новые хиппи” – противники ценностей общества потребления, за белых – яйцеголовые “яппи” – олигархи, средний класс, ястребы и идеологи консерваторы этого стремительно устаревающего общества
ну и большинство как обычно колеблющееся около средней по больнице температуры – “ни холодных, ни горячих”. Интересно также, что движение хиппи спровоцировал рост доступности знаний, мобильности населения, миграция, перемешивание культур, рас, наций и выравнивание экономик и условий жизни людей. Сейчас этот фактор вырос многократно. Мы живем в Мире тотальной коммуникации. Доступ к любой информации открыт для абсолютного большинства граждан всей Земли. Скорее – человечество переживает некий кризис и шок избытка информации, обрушиваемой в том числе сознательно для дезориентации людей с целью их разъединения. Это нормально. Человечество движется к глобализации в максимально приемлемом для него темпе и как обычно под действием “кнута и пряника” – позитивных и негативных стимулов. В самое короткое время факторы выравнивания уровня доступа к знаниям всех людей скажутся в глобальных переменах. Точнее – это уже происходит на наших глазах. Череда цветных революций, конфликтов, миграций, террористических движений, религиозных, светских и технократических глобальных или хотя бы мега-проектов, объединяющих миллиарды людей вольно или невольно, перемешивающих население Земли, заставляющих их менять место жительства, профессии, традиционные занятия и уклад жизни – все это создает новый Мир. Которому совсем скоро будет тесно в рамках старых институтов, созданных 70 лет тому назад по результатам прошлой глобальной войны за передел сфер влияния. Думаю, что все слышали о реформах ООН, НАТО, ЕЭС и прочих предыдущих глобальных структур. Есть еще более устаревшие и ортодоксальные структуры, требующие модернизации, если не трансформации в совершенно нового уровня, соответствующие реальности. Я говорю о мировых религиях всех конфессий например. А также – о реальной демократии для всех стран. То есть – власти НАРОДОВ, а не олигархических групп, играющих в свои игры от имени народов. Однако это – тема для другой статьи или статей. А пока – полезно было вспомнить о славных лозунгах движения хиппи или “Детей Цветов”: “ДЕЛАТЬ ЛЮБОВЬ А НЕ ВОЙНУ. “

По материалам семинара КИ “Движения протеста”

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: