Карта Усадьбы Вороново, где находится Усадьба Вороново на карте мира

Усадьба Вороново

Усадьба Вороново располагается в 40 км от МКАД по Калужскому шоссе на территории Новой Москвы).

Главный усадебный дом построен в 1760-х гг. архитектором Н. А. Львовым, голландский домик (1759), храм с колокольней (1763) — архитектором Карлом Бланком.

На сегодняшний день в стенах усадьбы открыт лечебно-реабилитационный центр Минэкономразвития России, ранее известный как санаторий «Вороново». В центре имеются спортивный и тренажерный залы, бассейн, теннисные корты, прокат спортивного инвентаря, библиотека, сауна, массажный кабинет, конный клуб (прогулки верхом, обучение верховой езде).

Внешний вид парков и архитектурных сооружений сохранился практически в первоначальном виде, как и «Голландский домик», который является одним из корпусов санатория.

Из открытых исторических построек — церковь Спаса Нерукотворного Образа.

История усадьбы Вороново

Вороново — одна из старейших подмосковных усадеб. Она несколько столетий служила вотчиной дворян Волынских. Родоначальником семейства Волынских и Вороных (впоследствии Вороные-Волынские) стал Дмитрий Михайлович Боброк родом с Волыни. В 1360-х он переехал в Москву на службу великому князю Дмитрию Ивановичу Донскому, женился на его сестре, стал выдающимся воеводой и отличился при битве на Куликовом поле.

В браке с сестрой Дмитрия Донского Анной у него родились два сына — Борис и Давыд. Внук Давыда — Михаил Григорьевич — служил дворецким у великого князя московского Ивана III Васильевича и получил прозвище”Вороной». Его потомки стали именоваться Вороновыми-Волынскими, а село стало Вороновым.

Голландский домик в усадьбе Вороново на панораме:

С конца XVI века село Вороново переходило от одного владельца к другому. В 1629 году вотчина была отписана Троице-Сергиеву монастырю, но уже в 1640 году вернулась во владение Волынских.

Расцвет усадьбы, формирование ее дворцово-паркового ансамбля пришелся на середину XVIII — начало XIX вв. Одна из потомков Волынских — Мария Артемьевна — вышла замуж за графа Ивана Илларионовича Воронцова и получила Вороново в приданое. Граф вышел в отставку и вместе с женой поселился в Воронове.

В 1762 году по проекту известного архитектора Карла Ивановича Бланка вместо старой деревянной церкви была построена каменная церковь с приделами великомученика Артемия и преподобной Марии Египетской. После смерти графа Воронцова усадьба перешла к его сыну Артемию Ивановичу, который женился на двоюродной сестре бабушки Пушкина Марии Алексеевны Ганнибал и стал крестным отцом «солнца русской поэзии» Александра Сергеевича.

При Артемии Ивановиче в Воронове был построен трёхэтажный корпус классицистического дома-дворца с двумя боковыми флигелями (1760-е). Автором проекта стал архитектор Николай Александрович Львов. В это же время была устроена система разноуровневых прудов.

Предположительно Львовым была построена башня конного двора (вторая половина XVIII века), которую снесли в 1957 году.

Артемий Иванович разорился, и в 1800 году усадьба была выкуплена графом Фёдором Васильевичем Ростопчиным, при котором обстановка стала еще более роскошной. Ростопчин в 1812 году был назначен главнокомандующим в Москве. Во время отступления армии Кутузова из Москвы граф приехал в свою усадьбу и поджёг её, чтобы она не досталась врагу.

В конце 1870-х гг. усадьба принадлежала братьям Александру и Сергею Шереметьевым. В этот период над домом надстроили мансардную крышу, расширили галерею, разобрали южное крыло пристроили аркаду с балконом. В конце XIX века была обустроена парковая зона под руководством паркостроителя А. Э. Регеля.

После революции 1917 года усадьба была разграблена. В 1949 году в сохранившейся «коробке» бывшего дворца разместился дом отдыха. Северное крыло (флигель и бывший переход-галерея) практически полностью сохранилось, а южное было восстановлено по образцу. В центре восточного фасада появилась новая пристройка с выступающим портиком.

В 1974 году по проекту Ильи Зиновьевича Чернявского был построен новый корпус с переменным рельефом — признанный шедевр советского модернизма.

Как добраться до усадьбы Вороново

Усадьба Вороново располагается в 85 км от центра Москвы, в 40 км от МКАД. Учитывая, что территория закрыта для свободного посещения, нужно решить, стоит ли ехать вообще.

На машине

Путь на собственном автомобиле займет около 1,5 часов в зависимости от текущей дорожной ситуации. Маршрут полностью пролегает по Калужскому шоссе. Подробности на карте:

На автобусе

От станции метро «Теплый стан» до Вороново идет прямой автобус № 887. Он курсирует ежедневно с 06:50 по 22:40. В том же направлении идет автобус № 503 (с 06:06 по 23:00). Поездка займет около 1,5 часов.

Подробное видео об усадьбе Вороново

Усадьба Вороново

Первым известным владельцем Воронова был А.И. Воронов-Волынский. Род Волынских берет свое начало от литовского князя, героя Куликовской битвы Д.М. Боброка-Волынского.

Один из потомков Боброка, служивший при дворе Ивана III, М.Г. Волынский, получил прозвище Вороной, а его потомки стали именоваться Вороновыми-Волынскими. Внук Вороного и был первым владельцем поместья.

При нем на рубеже XVI—XVII веков в Воронове уже существовал «двор вотчинников» и вдобавок «два двора людских да крестьянских и бобыльских шестнадцать дворов».

Дочь А.И. Воронова, М.А. Булгакова, в духовном завещании отказала Вороново Троице-Сергиевому монастырю, но в 1642 году по челобитью окольничего Ф.В. Воронова-Волынского родовая вотчина была ему возвращена.

В начале XVIII века разросшаяся усадьба включала в себя помимо двора вотчинника еще и церковь Спаса Нерукотворного, а также скотный и конюшенный дворы.

Во владении рода Волынских вотчина находилась до первой трети XVIII века. Последним хозяином Воронова из рода Волынских был известный государственный деятель Артемий Петрович Волынский (1689—1740). В 1738 году он стал кабинет-министром в правительстве императрицы Анны Иоанновны. Вступив в жестокий конфликт со всесильным фаворитом Бироном, Волынский в результате интриг последнего был казнен, а все его владения были конфискованы в казну.

Через два года в опалу попал уже Бирон, а новая императрица Елизавета Петровна вернула семейству А.П. Волынского все конфискованное. Дочь казненного вельможи М.А. Волынская (1725—1792) вышла замуж за генерал-поручика графа И.И. Воронцова (1719—1786). Вскоре после женитьбы он вышел в отставку, и молодая чета принялась за обустройство дедовских владений. Для создания усадьбы был приглашен известный в ту пору архитектор К.И. Бланк, чья деятельность в основном связана с Москвой и ее окрестностями.

Читайте также:
Онлайн табло Аэропорт Калуга Как С Добром Добраться!

Стараниями К.И. Бланка в Воронове был создан один из красивейших в Подмосковье усадебных ансамблей. Впоследствии он был значительно реконструирован. Сегодня от творений К.И. Бланка в Воронове сохранились Спасская церковь — яркий памятников русского барокко, парк — один из самых красивых в Подмосковье, и стоящий поодаль от главного дома, на берегу большого пруда двухэтажный Голландский домик — редкий образец парковой постройки, характерный скорее для петровских времен. С торцов он украшен высокими затейливыми фронтонами, декоративными вазами и другими деталями, что делает его весьма оригинальным и редким произведением в русской архитектуре.

По фамилии нового владельца усадьбы Вороново часто стали именовать Воронцовым, что впоследствии привело к известной путанице: дело в том, что по той же Калужской дороге, но гораздо ближе к Москве, располагалась другая усадьба Воронцово (ныне в черте Москвы). Поэтому иногда в литературе эти усадьбы сливаются в одну, и то, что происходило в «ближнем» Воронцове, переносится на Воронцово-Вороново, и наоборот.

Под именем Воронцово Вороново фигурирует в географическом словаре А. Щекатова и Л. Максимовича (1800): «Воронцово село, принадлежащее графу Ивану Ларионовичу Воронцову… по множеству в нем заключающегося каменного строения представляет издали вид великолепного замка».

В декабре 1775 года Вороново посетила императрица Екатерина II. По преданию, Екатерина, стоя у окна воронцовского дворца, заметила, что газонная площадка перед домом в летнее время, должно быть, представляет собой красивый зеленый ковер. В течение ночи согнанные по приказу И.И. Воронцова крестьяне расчистили газон и утром хозяин усадьбы с гордостью показал императрице зеленую лужайку. В память о посещении Екатериной II в вороновском парке по сторонам главной аллеи были воздвигнуты два каменных обелиска.

После смерти И.И. Воронцова хозяином усадьбы стал его сын Артемий Иванович Воронцов — крестный отец А.С. Пушкина. При нем по проекту известного архитектора Н.А. Львова был сооружен трехэтажный главный дом с двумя боковыми флигелями. Видевший этот дом в 1812 году английский военный агент при русской армии Роберт Вильсон писал: «Дворец в Воронове был великолепный и действительно величественный: с колоссальными фигурами лошадей работы Монте Ковалло при въезде. В галерее во дворце находились воспроизведения наиболее выдающихся статуй и памятников римских и греческих; обстановка отличалась сказочной роскошью». Впоследствии дом дважды — в 1812 и 1949 годах — подвергался серьезным переделкам. Вероятно, по проекту Н.А. Львова было выстроено и огромное здание Конного двора на сто лошадей, от которого до наших дней сохранилась только угловая башня.

В 1800 году усадьба перешла к зятю А.И. Воронцова — Д.П. Бутурлину, который продал Вороново известному государственному деятелю, впоследствии — московскому генерал- губернатору («главнокомандующему») Ф.В. Ростопчину — «сумасшедшему Федьке», как за склонность к неуемному позерству называла Ростопчина Екатерина II.

Ростопчин постоянно жил в Воронове с 1800 по 1806 годы, а после назначения его на должность московского генерал-губернатора он проводил здесь только летние месяцы. В Воронове у него гостила известная французская писательница той поры мадам де Сталь. Ростопчин устроил в Воронове образцовое хозяйство, для которого выписал из-за границы специалистов по агротехнике, садовников, механиков, конюхов. В парке появились обширные лужайки и цветники, среди аллей были установлены мраморные статуи, привезенные из Италии. В оранжерее, построенной, как считают, по проекту Дж. Кваренги, выращивались орхидеи и ананасы. При Ростопчине в Воронове стали разводить арабских и персидских лошадей.

20 сентября 1812 года, приехав в Вороново после сдачи Москвы французам, Ф.В. Ростопчин, собрав себе в помощь дворовых людей, демонстративно, «решив явить миру истинно римскую доблесть», сжег свой дворец, чтобы он не достался врагу. «В ту ночь граф, не совладав с эмоциями, собственными руками сжигает в Воронове свой прекрасный дом», — писал Роберт Вильсон. Как считается, в этом пожаре погибли все художественные сокровища усадьбы — картины, гравюры, акварели, фарфор, скульптуры, богатейшая библиотека, насчитывавшая тысячи томов.

В этой истории есть загадка, которой в разное время был посвящен ряд публикаций. Свидетелей гибели дворца очень удивило, что среди пепла и руин не оказалось мраморных и бронзовых скульптур, которых огонь истребить не мог. И, покидая Вороново, Ростопчин не имел при себе никакого тяжелого груза. Вероятно, какая-то часть сокровищ усадьбы (если не все они) была где-то заблаговременно спрятана. Где? Исследователи вороновской загадки указывают на глубокие и обширные подземные лабиринты, которыми были соединены все постройки усадьбы. Рассказывали, что по этим подземным галереям мог свободно проехать всадник на лошади. Остатки каких-то подземных сооружений действительно несколько раз обнаруживали на территории усадьбы, но тайна Воронова так до сих пор и не разгадана.

Осенью 1812 года в Воронове находился штаб Мюрата, вице-короля неаполитанского, командовавшего французским авангардом, наблюдавшим за русским лагерем в Тарутине. После ухода наполеоновских войск, вернувшийся Ф.В. Ростопчин вынужден был жить в сохранившемся флигеле, так как главный дом был сожжен и разрушен.

Ф.В. Ростопчин умер в 1826 году, и Вороново унаследовал его сын, А.Ф. Ростопчин. Его жена, Е.П. Ростопчина, урожденная Сушкова, была известной поэтессой и писательницей той поры. Она владела Вороновым после смерти мужа, до 1858 года, когда усадьба перешла к графам Шереметевым. В конце XIX века граф С.Д. Шереметев в очередной раз перестроил главный дом усадьбы, придав ему черты необарокко.

Читайте также:
Отдых в Турции зимой в 2022 годах. Отзывы туристов

Последним владельцем Воронова был граф А.П. Сабуров, женившийся в 1894 году на А.С. Шереметевой, дочери С.Д. Шереметева. А.П. Сабурова расстреляли в 1919 году.

В 1949 году усадьба была приспособлена под дом отдыха, здание корпуса №2 было восстановлено на старом фундаменте.

После национализации имения, конный двор не использовался. В 1940 — 1950-е годы здесь размещался гараж, однако постройки не ремонтировались. К 1957 году они пришли в ветхое состояние и были разобраны. Исключение составила юго-восточная башня, являющаяся единственным сохранившимся объемом некогда развитого ансамбля.

В 1974 году по проекту ЦНИИЭПа лечебно-курортных зданий (руководитель проекта: Чернявский И. З., архитектор: Василевский И. А., инженер: Мальц В. И.) был построен новый корпус дома отдыха. Явился одним из наиболее значимых проектов в творчестве Ильи Чернявского. Здание переменного рельефа признано шедевром советского модернизма.

Как проехать до усадьбы Вороново:

От станции метро «Теплый стан» автобусом № 508 или маршрутным такси № 508,
а так же от метро «Ясенево» маршрутным такси № 887 до остановки «Дом отдыха «Вороново».

Подмосковные усадьбы
Таинственное Вороново

На территорию старинной усадьбы Вороново, где сейчас находится лечебно-реабилитационный центр Минэкономразвития, попасть гораздо сложнее, чем на территорию усадеб Архангельское или Марфино, принадлежащих ныне Министерству обороны. Видимо, у Министерства экономического развития гораздо больше секретов, нежели у военного ведомства.

Оказаться здесь можно только по санаторной путёвке — просто так посмотреть усадьбу не получится.

Но, Вороново стОит того, чтобы его увидеть. Хотя бы потому, что именно здесь находится один из двух, так называемых, «пряничных» домиков архитектора Карла Бланка (второй — в усадьбе Кусково).

Вороново, одна из старинных подмосковных усадеб, находится теперь в центре «Новой Москвы».

Первыми владельцами здешних земель, начиная с XIV века, был боярский род Боброк-Волынских, прибывший сюда, как можно догадаться с Волыни, спасаясь от опустошительных набегов польского короля Казимира Великого.
Родоначальником считается Дмитрий Михайлович Боброк — участник всех военных походов Дмитрия Донского и погибший в битве против объединённого войска литовского князя Витовта и полков хана Тохтамыша.

В 1726 году усадьба переходит к Артемию Петровичу Волынскому. Нам он известен, в первую очередь, по роману Ивана Лажечникова «Ледяной дом». Именно по инициативе Волынского была устроена потешная свадьба князя Голицына с калмычкой Бужениновой.

Свою карьеру он начал при Петре I, затем продолжил при Екатерине I, Петре II и Анне Иоановне, при которой исполнял обязанности кабинет — министра.

Артемий Петрович был весьма противоречивой личностью, — страсть к наживе, карьеризм (был женат на двоюродной сестре Петра I Александре Нарышкиной), защита интересов шляхетства, заискивание перед иноземцами — Минихом, Левенвольде и Бироном, — впоследствии противник «бироновщины» и один из руководителей подготовки государственного переворота.

На допросах Волынский отрицал свою причастность в государственной измене, даже под пытками не назвал никаких имён.
Тем не менее, он был приговорен к очень суровому наказанию — посажению на кол, правда, «милосердная императрица» заменила его четвертованием (что в лоб, что по лбу).

Имение Волынских подлежало конфискации, а дети его отправлялись в пожизненную («вечную») ссылку в Иркутскую губернию.

Ходит легенда, что Анне Иоановне частенько стал являться призрак казненного Волынского, вследствие чего, через три с половиной месяца после его смерти, её величество отошла в лоно Авраамово в сорокасемилетнем «ягодном» возрасте.

Елизавета Петровна, придя к власти, в 1742 году отменила приказ о конфискации и возвратила имение наследникам, а самих наследников вернула из ссылки (думаю, они туда даже не успели добраться).

Дочь Волынского Мария Артемьевна была выдана Елизаветой (своей троюродной сестрой) замуж за графа Ивана Илларионовича Воронцова, младшего брата канцлера М.И.Воронцова, участника переворота 1741 года, приведшего дщерь Петра I на российский престол.

Воронцовы поселились в Воронове и начали всячески его обустраивать, для чего был приглашен архитектор Карл Бланк, уже достаточно известный к тому времени.

Было построено два усадебных дома — каменный и деревянный, вместо ветхой церкви строится новая каменная Спаса Нерукотворного и отдельно стоящая часовня-усыпальница Воронцовых.

Надо заметить, что это один из немногих храмов, который не был закрыт в советское время и оставался действующим, а его интерьер дошел до нас практически в первозданном виде.

На пятнадцати гектарах площади разбивается регулярный английский ландшафтный парк, расширяется рукотворный пруд. До наших дней сохранилась великолепная пихтовая аллея, подобной которой нет во всём Подмосковье.

Также прекрасно сохранился и Голландский «пряничный домик» — садово-парковый павильон, построенный у пруда. По замыслу архитектора эта часть усадебного комплекса должна была напоминать именно голландский пейзаж — дань памяти Петру I, много сделавшему для усадьбы. Проект «пряничного домика» был одобрен самим Бартоломео Растрелли.

Маленькая Голландия поддержана имитацией гребного канала, по которому можно и сейчас прокатиться на лодке или катамаране. Вид с лодки на домик невероятно живописный, ни с чем не сравнимый.

Двухэтажный, игрушечно-сказочный, с высоким витиеватым фронтоном, декоративными вазами, большим балконом с узорчатой металлической решеткой, утопающий в зелени домик, — повторение одного из парковых павильонов шереметевского Кускова, выдержанное Карлом Бланком в стиле петровской эпохи. Но Вороновский домик гораздо наряднее,»пряничнее». На протяжении своей жизни он неоднократно менял свой цвет. Сейчас павильон терракотовый.

Домик предназначался для гостей — внизу располагалась достаточно большая гостиная, окна которой выходили на пруд, наверху были расположены три спальни.
В настоящее время домик можно снять на несколько дней для отдыха, по-другому внутрь проникнуть нельзя. Правда, входят и выходят оттуда люди крайне редко. Думаю, там всего один или два номера. Сведущие люди говорят, что именно здесь останавливается министр, когда приезжает на несколько дней отдохнуть от непосильной работы.

Читайте также:
В какой стране россиянам безмерно рады или Вьетнам без визы

Благодаря земле, оставшейся от выкопанного пруда, в усадьбе были созданы трехуровневые земляные террасы, которые начинаются на высоте дома и заканчивается на берегу пруда. Одним из украшений парка являлся грот — некогда популярный образец паркового дизайна, не сохранившийся до наших дней.
К сожалению, его вовремя не укрепили. Так что, теперь это груда старинных булыжников, по которым даже близко нельзя представить, бывшее великолепие грота. Увы и ах….

В декабре 1775 года Вороново удостоила своим посещением сама Екатерина II . Сам факт, что усадьба была достойной для приема императрицы, доказывает её блестящее состояние и восхитительное устройство на тот момент.
Екатерина провела здесь всего одну ночь, возвращаясь из Калуги, но в честь её посещения Воронцовы поставили каменные пирамиды — обелиски по сторонам главной аллеи и у входа в дом.

Достаточно недавно они ещё стояли на своем месте и замечательно подчёркивали перспективу и въезд в парк, но куда они делись, никто не знает. Вечная история!
При следующем хозяине усадьбы Артемии Ивановиче Воронцове он, кстати, был крёстным отцом А.С. Пушкина, грандиозные работы по дальнейшему обустройству усадьбы продолжились.

В Вороново приглашается знаменитый архитектор Н.А. Львов, который проектирует и руководит строительством нового трехэтажного дома-дворца с двумя боковыми флигелями, связанными переходами. До нашего времени сей прекрасный дворец, к великому сожалению, не дожил. Но, каким-то чудом уцелели чертежи, по которым можно хотя бы приблизительно оценить красоту и грандиозность постройки.

Зато сохранились портреты семейства Воронцовых из семейной портретной галереи, написанные великими русскими художниками Ф.С. Рокотовым и Д.Г. Левицким. Сейчас они экспонируются в Государственном Русском музее Санкт- Петербурга.

Николаем Александровичем Львовым был построен конный двор с манежем на сто лошадей.

По углам манежа располагались четыре круглые башенки. Позднее, следующий владелец усадьбы граф Ф.В. Ростопчин открыл поблизости конный завод, заказал статуи коней, покрыл их сусальным золотом и установил на каждой башне.
Устояла только одна башня, остальные вместе с усадебным домом пострадали в войне с Наполеоном.
Французы стащили с пьедесталов фигуры коней, думая, что они сделаны из золота, но кони, упав на землю, разбились. ( Не отсюда ли пошла поговорка: «Двинуть кони»?).

Конный двор сохранялся вплоть до 50-х годов двадцатого века, но в итоге его разобрали.

А.И.Воронцов создал великолепный усадебный комплекс, но разорился и был вынужден продать Вороново.

В 1800 году имение приобретает граф Федор Васильевич Ростопчин — государственный деятель, генерал, фаворит Павла I и руководитель его внешней политики, при Александре I московский градоначальник.
В истории усадьбы Вороново открывается новая интересная страница.

Семейство Ростопчиных постоянно живет в Воронове, сам хозяин во время вынужденного перерыва, вызванного отставкой, занимается литературным творчеством — пишет острые сатирические комедии, которые читает только близким, затем сжигает.
Вслед за Д.И. Фонвизиным, Федор Васильевич высмеивает галломанию.
Известен его публицистический памфлет «Мысли вслух на Красном крыльце» (1807). Это резкая критика склонности русских к французомании и прославление исконно русских доблестей.

Ростопчин лично занимается обустройством усадьбы. Будучи «англоманом», вводит новые методы обработки земель, механизирует рабочие процессы, выписывает из Англии специалистов по земледелию и инженеров.

Но главное внимание уделяется конному заводу, основанному им в Вороново в 1802 году. Здесь разводится англо-арабская помесь лошадей, предназначенная только для верховой езды. Для ухода за ними ветеринары выписывались также из-за границы.

Из Германии Федор Васильевич приглашает искусного садовника, создавшего в Вороново по проекту Джакомо Кваренги дивную оранжерею.

Из Италии для украшения парка привозят великолепные мраморные статуи, из Франции и Англии везут роскошную мебель, вазы, бронзовые изделия, полотна известных художников, сервизы из серебра, гобелены.

Внешнюю часть здания украшали гигантские скульптурные группы с изображением людей и лошадей. Залы усадебного дома были полны музейных экспонатов, а редчайшие книги библиотеки вызывали восторг даже у искушенных книголюбов. Благодаря всему этому великолепию Вороново получило название «маленький Версаль».

Погостить в Вороново приезжала из городу Парижу очень популярная в те времена писательница мадам де Сталь, сын знаменитого экономиста Артур Юнг в 1805 году также почтил своим вниманием усадьбу.
Веселая, интересная, разнообразная жизнь текла в Воронове вплоть до июня 1812 года.

29 мая Ростопчин был назначен главнокомандующим Москвы, а 24 июня началась Отечественная война.
Когда русская армия, оставив Москву, двигалась на Тарутино, Ростопчин приехал в усадьбу и поджег её, чтобы не досталась неприятелю.

Здесь начитаются загадки. По словам очевидцев, среди пепла и развалин главного усадебного дома не было, пусть и обгоревших, скульптур из мрамора и бронзы. Накануне поджога, граф на телегах отправил своих дворовых в Липецкое поместье отца. Но, никаких сундуков с ценностями в этом обозе замечено не было. Отсюда и пошли слухи, что все свои несметные богатства он спрятал в подземных ходах усадьбы

Историки говорят о наличии глубоких подземных лабиринтов, соединяющих усадебные строения. Подземные постройки действительно находили на этой территории, но секрет клада Ростопчина до сих пор не раскрыт…

После окончания войны, граф подавал прошение царю о денежной помощи за утраченное поместье, но царь отклонил его в связи с тем, что высшее Московское общество было уверено, что большую часть своих богатств Ростопчин спрятал.

Но если клад был спрятан в подземелье, почему же после ухода французов граф не вскрыл тайник? Он просто не мог этого сделать, т.к. поджёг не только свой прекрасный дворец, но и отдал приказ о поджоге Москвы (хотя сам Ростопчин это всегда отрицал). И многие москвичи, потерявшие свое имущество, требовали от Ростопчина компенсации.
Так что, графу никак нельзя было раскрывать свои ценности. В 1815 году он вышел в отставку и уехал в Париж.

Читайте также:
Марфо-Мариинская обитель — полезная информация для путешественников

Вернулся в Россию в 1823 году, но вскоре заболел и через три года умер. Тайна клада ушла с ним в могилу.

А существует ли на самом деле в Воронове тайник со знаменитыми сокровищами?
В начале восьмидесятых годов прошлого века во время ремонтно — реставрационных работ на территории усадьбы был обнаружен длинный подземный ход высотой два с лишним метра. Пройти по нему не удалось. Своды со временем грозили обвалиться, и во избежание происшествий ход засыпали землей.

Получается, что подземный ход есть, но масштабные поиски до сих пор не проводились, и проводится в ближайшее время не будут. А без них тайна сокровищ Ростопчина еще долго будет будоражить искателей приключений. (Сама видела в посёлке людей с лопатами).
А может, клад давно выкопан и находся в тайных комнатах какого-нибудь особнячка на Рублёвке?!

С Ростопчиным связана еще одна загадочная история.
На территории усадьбы находится курган, в котором, говорят, погребён любимый конь Ростопчина. Из глубины веков пришёл обычай хоронить лошадей стоя, и высота кургана вполне подходит под легенду о вороном друге. На расположенной рядом плите, по словам старожилов санатория, раньше можно было распознать надпись с пожеланиями спокойного сна, явно адресованную не человеку.
Я никаких следов надписи не заметила, хотя очень долго и старательно вглядывалась.

После смерти Ф.В.Ростопчина разоренное врагами имение наследует его младший сын Андрей Фёдорович.
Умнейший человек, литератор, меценат, филантроп, в достаточно короткий срок восстанавливает Вороново и проводит в нём летние месяцы вместе со своей супругой Евдокией Петровной Сушковой-Ростопчиной.

Евдокия (Додо) Сушкова родилась в богатой семье, но в шестилетнем возрасте осталась без матери, умершей после тяжелой болезни. Отец, чиновник военного ведомства, постоянно находящийся в разъездах по делам службы, перепоручил девочку вместе с двумя младшими братьями родителям жены — Пашковым. В Москве этому семейству принадлежало несколько особняков, в том числе, построенный В. Баженовым, величественный «Пашков дом» напротив Кремля.

Детство Евдокия провела в старинной усадьбе с заросшим садом на Чистых Прудах, любуясь с Меншиковой башни чудными московскими закатами.
Не писать стихи, созерцая всю эту красоту, было просто невозможно.

Девочка уходила в глубину сада, совершенно одна и только вдохновение было с ней в эти, исполненные внутреннего трепета минуты и часы.

Стихи рождались сами собой:
«Дни детства, полные страданья,
Неконченных, неясных дум,
Когда в тревожном ожиданье
Мой юный оперялся ум…»

Творчество было единственной отрадой юной Евдокии, — бабушка и дедушка были к девочке абсолютно равнодушны, не уделяли ей времени, нехотя нанимали ей первых попавшихся гувернанток одну глупее другой. Тем не менее, Додо к десяти годам самостоятельно овладела иностранными языками — английским, французским и итальянским. Читала в подлиннике И.В. Гёте, У. Шекспира, Ф. Шиллера, Д. Байрона.

Её стихотворение «Талисман» было опубликовано в журнале «Северная пчела» в 1831 году с подачи П. Вяземскго. Позже А. Алябьев положил его на музыку. Однако писать, а уж тем более, печатать стихи барышне её круга было не к лицу. О публикации в семействе Пашковых узнали, и поэтессе «крепко досталось».

Евдокия мечтает поскорее вырваться из ставшего ненавистным дома и подходящий случай вскоре представляется. Среди множества поклонников она выделяет графа Андрея Ростопчина — остроумного красавца, но имеющего репутацию фата и кутилы.
Сушковой он нравится, но не более того. ( Евдокия так никогда и не сможет его полюбить).
Тем не менее, на предложение Ростопчина, Додо отвечает согласием. Молодые селятся в особняке Ростопчиных на Большой Лубянке. А лето проводят в своих загородных имениях «Анна» Воронежской губернии и «Вороново».

Евдокия (уже Ростопчина) буквально влюбилась в Вороново, посвятила ему целый «вороновский» цикл стихотворений. Это, например, «В деревне», «Колокольчик», «Одна поэзия» и многие другие.

Тесная дружба связывала Е. Ростопчину с А.С. Пушкиным, М.Ю. Лермонтовым, который посвятил ей замечательные строки: «Я верю: под одной звездою
Мы с вами были рождены;
Мы шли дорогою одною,
Нас обманули те же сны».

Лето 1857 г. Евдокия Петровна, как обычно, проводила в Вороново. Там и узнала, что у неё не просто упадок сил, а рак. Она вернулась в Москву, надеясь, что лечение поможет. Не помогло… В последнем письме к своему другу Александру Дюма она писала: « Вы знаете, что я женщина слова и, в тоже время, пера. Во всяком случае, до свидания, если не на этом, то на том свете».
3 декабря 1858 года в возрасте 47 лет она умерла в своём доме на Новой Басманной улице, 16 (до нашего времени сохранился в сильно перестроенном виде.) Отпевали её в церкви Петра и Павла. Похоронили на Пятницком кладбище Москвы.

А стихи Евдокии Ростопчиной – чудный поэтический дневник – и сейчас читают. Её мечта исполнилась, он «хранит её скромный след». Именно она открыла дорогу в литературу многим русским женщинам.

После смерти супруги Андрей Федорович продаёт Вороново. Сменив нескольких владельцев, оно в итоге попадает к Шереметевым, сначала к Александру Дмитриевичу — внуку Прасковьи Жемчуговой и Николая Петровича Шереметева. Последним владельцем Вороново из рода Шереметевых стал брат Александра Дмитриевича — Сергей Дмитриевич — предводитель дворянства Московской губернии. (Почему-то, не к месту вспомнился Киса Воробьянинов).

Он, в свою очередь, подарил усадьбу дочери Анне на её свадьбу с А.П.Сабуровым-представителем одного из последних знатных родов Золотой Орды.
Молодые хозяева перестроили главный дом — появились высокие мансардные крыши, к фасаду, выходящему на парадный двор, была пристроена открытая веранда, на которой во втором этаже был сооружён балкон, на крыше разместился герб Шереметевых с надписью: «Бог сохраняет всё».

Читайте также:
Загадочная Прага в январе: погода, есть ли снег, отзывы туристов

Всё закончилось в тысяча девятьсот семнадцатом — семейство Сабуровых было арестовано, усадьба конфискована.

В начале двадцатых годов прошлого века усадьба Вороново полностью сгорела. Впоследствии её частично восстановили, открыли там техническую школу для рабочих.
В годы Великой Отечественной здесь был госпиталь и офицерские курсы.

После окончания войны началась крупномасштабная реставрация усадьбы по сохранившимся чертежам.

Некоторое время здесь находилась Всесоюзная Академия сельскохозяйственных наук.

А в 1966 году в усадьбе открывается дом отдыха Госплана СССР. Замечательно, что усадьба досталась именно Госплану, вряд ли кто-то другой мог справиться с огромным объемом работ по ремонту и восстановлению хотя бы внешнего облика и территории усадьбы. Внутренние интерьеры, конечно же, не сохранились, лишь вестибюлю вернули первозданный вид.

Сейчас в здании размещаются несколько фешенебельных номеров санатория «Вороново».
На первом этаже расположена большая гостиная с белым роялем, в которой проходят литературные вечера, посвященные Е.П.Ростопчиной, встречи с поэтами и актерами.

Самое главное, что в усадьбе сохранился дух времени. Нужно только уйти подальше в парк и просто дышать этим чистейшим воздухом, настоянном на аромате хвои, трав, цветов и наполненному памятью веков.

Усадьба Вороново и сокровища графа Растопчина

Усадьба Вороново, принадлежавшая когда-то И.И. Воронцову, перешла затем по наследству его сыну, Артемию Ивановичу. При нем здесь был создан шикарный особняк, переданный в дальнейшем Ф.В. Растопчину, который в итоге уничтожил здание. Ростопчин сжег усадьбу, чтобы она не досталась французам. Но эта история весьма загадочна. По словам свидетелей, среди пепла и развалин строения не было скульптур из мрамора и бронзы. Возможно, некоторые ценности усадьбы были предварительно спрятаны. Историки говорят о лабиринтах, соединяющих усадебные строения глубоко под землей. Некоторые подземные постройки действительно находили на этой территории, но секрет Воронова до сих пор не раскрыт…

История Вороново начинается с давних времен татаро-монгольского нашествия. В начале она принадлежала древнему роду Волынских. Один из членов семьи служил у Ивана III и имел прозвище Вороной (очевидно связанное с цветом его волос). В связи с этим его потомки получили имя Вороновы — Волынские, а их усадьба стала именоваться Вороново.
Усадьба знала и времена расцвета, и моменты падений. В 1760 году по чертежам Карла Бланка здесь был создан «голландский домик», где в последствии гостила Екатерина II. Тремя годами позднее появляется Спасская церковь и колокольня.

В конце 18 века А.И.Воронцов начинает создание на этой территории дворца по чертежам Н.А.Львова. Но расходы оказались слишком велики, и строение было продано графу Ф.В. Ростопчину.
С 1800 года усадьба становится излюбленным местом для семьи графа. Из Италии привозят статуи из мрамора для украшения парка. Из Франции и Англии везут шикарную мебель, вазы, бронзовые изделия, полотна известных художников, сервизы из серебра, гобелены.

Внешнюю часть здания украшали гигантские статуи с изображением человеческих и лошадиных фигур. Залы здания были шикарны как музейные холлы, а книжные сокровища библиотеки вызывали восторг даже у искушенных книголюбов. Благодаря своему великолепию Вороново получило название «маленький Версаль».

Многие историки сходятся во мнении, что вороновский лабиринт под землей был организован благодаря самому Ростопчину. Одна из версий гласит, что мнительный и осторожный граф хотел обезопасить себя от бунта и заговоров, обеспечив способ тайного выхода из дворца. По другой гипотезе, модные в тот период «гроты» (помещения, специально создаваемые под землей, для развлечения и прохлады в жаркий день,) натолкнули графа на создание своего подземелья.
Времена изменились. К Москве подходили французы. В сентябре 1812 года столица вспыхнула. Это произошло вскоре после того, как ее покинул Ростопчин, и многие полагали, что он непосредственно причастен к пожару.

Когда армия Кутузова остановилась недалеко от Воронова, граф забеспокоился. Опасаясь разграбления усадьбы солдатами, никого из военных к себе он не впускал. Даже офицеры и генералы не были приглашены на обед. Исключение было сделано лишь для англичан Роберта Вильсона и лорда Терконеля, которые гостили в Воронове. Графу не сообщали о дальнейших планах войск. Потеряв время, пытаясь выяснить ситуацию, он, вероятно, просто спрятал главные ценности в подземелье.


В конце сентября граф отправляет дворовых и крестьян из Вороново в Липецкую губернию, где находилось поместье его отца. Несколькими днями позднее он готовится к уничтожению огнем своего особняка, прибив на церковные двери табличку на французском языке. В ней говорилось о том, что граф вынужден сжечь свой дом, чтобы не допустить его осквернение присутствием французов. Поджог осуществлялся в присутствии самого Ростопчина, некоторых слуг и обоих англичан.
Странными выглядят некоторые обстоятельства этого события. Вместо того, чтобы показать офицерам все великолепие дворца перед его уничтожением, чтобы высший свет мог в полной мере оценить патриотичность и значимость его поступка, он отгораживается от них. Свидетелями являются лишь англичане. Кроме того, таинственным образом пропали парковые и дворцовые скульптуры, ценные вещи из «голландского» строения, который граф не поджигал.

Если допустить, что Ростопчин спрятал сокровища под землей, то почему он не посетил тайник, когда война закончилась? Вначале граф постоянно находился в Москве и восстанавливал город. Его обвиняли в московском пожаре. Люди, потерявшие свои дома требовали возместить убытки. Если бы кто-то узнал, что в тайном месте скрываются графские сокровища, конфликта было бы не избежать.

В 1815 году граф заболел и ушел в отставку. Затем он отправился лечиться в Германию, после чего находился на европейских курортах. В 1823 году семья Ростопчиных снова оказались в столице для организации личной жизни дочери Елизаветы, но внезапно девушка умерла. Этот удар еще больше подорвал здоровье графа. В 1826 году Ростопчина не стало. После его смерти и появилось предание о сокровищах, укрытых в секретном подземном тоннеле в вороновской усадьбе.
Исторических фактов, подтверждающих легенду, существует немало. В процессе полной реставрации усадьбы рядом с дворцом в 1980-х годах были обнаружены части подземного хода с кирпичными стенами и белокаменным сводом. Ширина свода составляла 2,2 метра, а высота — 2,3 метра. Строители прошли всего пару метров вглубь, поскольку обветшавшие своды могли рухнуть в любой момент. Вход был засыпан в целях предотвращения несчастных случаев.

Читайте также:
Средняя и минимальная зарплата в Молдове в 2022 году

Однако данные о поразительной находке попали в прессу и приобрели всеобщую известность. Исследователи, специалисты и просто любопытные начали предпринимать активные действия.
В 1983 году В.А. Малеев проводил в усадьбе исследования путем биолокации. Он нарисовал схему лабиринтов, которые по его убеждению имеют искусственное происхождение. Но многие с ним в этом не согласны.
Предполагается, что подземные пути вели от дворца к «голландскому» строению, затем к пруду, конюшне, и парку. По гипотезе сокровища находятся под землей между дворцом и «голландским» домом. Входы в подземелье было не сложно замаскировать, засыпав их землей и заложив кирпичами.

Видео Усадьба Вороново

Конечно, ход, найденный строителями, мог вести в простой подвал или на цокольный этаж.
Однако имеются данные радиолокационных замеров георадаром «Грот-1». Точно установлено, что ходы под землей усадьбы существуют, но осталось от них немного. Глинистые почвы способствуют обрушению конструкций. В связи с этим, даже если что-то было скрыто в этих подземельях, мы об этом не узнаем.

Ландшафтная архитектура и зеленое строительство | Totalarch

Вы здесь

Вороново

В 60 км к югу от столицы, на старой Калужской дороге, находится одна из лучших усадеб Подмосковья — Вороново, представляющая большой интерес как своим прошлым, так и современным развитием. Окружающая ее открытая местность очень привлекательна: она оживляется холмистостью рельефа, расчлененными долинами малых рек, чередованием дубрав, березовых рощ, прудов.

История усадьбы прослеживается с конца XVI — начала XVII в., в те времена она была родовой вотчиной бояр Волынских. Однако первый этап развития дворцово-паркового ансамбля можно с полным основанием отнести к 40-м годам XVIII в., когда владелицей усадьбы стала М.А. Волынская, вышедшая замуж за графа И.И. Воронцова. Согласно межевому плану усадьбы, относящемуся к 1766 г., усадьба занимала участок у слияния речек Вороновки и Бобровки. В центре усадьбы — жилые дома, службы, церковь. К ним примыкал сад с беседками и прудом геометрически правильной формы.

Перпендикулярно к направлению Калужской дороги от центра усадьбы отходили прямые «перспективные» аллеи. Все эти элементы на протяжении последующих двух столетий почти не изменили своего положения и продолжают до сих пор играть решающую роль в ансамбле. Это прежде всего относится к центральной оси, от которой построена вся его регулярная часть. В юго-восточной части она представлена парадной тройной аллеей — подъездом к Воронову со стороны соседних имений. Отсюда раскрываются дальние и ближние виды на усадьбу — Попов пруд на первом плане, за ним церковь, липовые боскеты, господский дом. За домом начинался террасированный (перепад высот 10 м) регулярный сад. Перед садовым фасадом были разбиты цветники. От цветочного партера веером расходились три аллеи в сторону пруда. При этом две боковые оканчивались круглыми беседками-миловидами, поставленными на бровке второй террасы, а центральная вела непосредственно к воде. Здесь на берегу были устроены каменные лестницы и грот. Симметрия этой композиции поддерживалась искусственно созданным полукруглым заливом у грота, который раньше четко выделялся на фоне спрямленных берегов пруда. Главная ось продолжалась и далее, в запрудной части, уже в виде широкой лесной просеки, уходящей в северо-западном направлении.

Регулярный сад, самая старая часть усадьбы, имел четкие границы: восточную — вдоль 98-метрового фасада главного здания, северную — по откосу террасы, западную — по берегу пруда. Южные рубежи сада были отмечены прямой поперечной аллеей и рвом с валом.

Украшением усадьбы был так называемый Голландский домик, сохранившийся почти без изменений до наших дней. Он был запроектирован известным московским архитектором К. И. Бланком и представляет собой двухэтажный жилой павильон, ориентированный восточным фасадом на цветочный партер, а западным — на залив Большого пруда, к которому от дома по крутому откосу ведет лестница. Щипцовые фасады имеют довольно своеобразный вид благодаря ступенчатым фронтонам, оформленным боковыми волютами и вазами. Дом использовался для пребывания гостей, и поэтому весь прилегающий к нему участок был обособлен от остальной части сада. Этому способствует его расположение на пониженной террасе, наличие крутого травяного откоса вдоль южной границы, отдельные подъезды, спуски к воде. В целом этот микроансамбль является одним из лучших и типичных для XVIII в. примеров согласования архитектурного сооружения с окружающим садово-парковым ландшафтом.

Правильная конфигурация Большого пруда, усложненная Малым прудом у Голландского домика, навевает некоторые ассоциации с водными устройствами Кускова, что, конечно, не случайно, так как пример этого роскошного дворцово-паркового комплекса несомненно влиял на строителей подмосковных усадеб и соответствовал общим тенденциям садово-паркового искусства 1760-х годов.

Выдающиеся достоинства усадьбы Вороново в этот период подтверждаются тем, что она была избрана в качестве временного пребывания Екатериной II в 1775 г. при возвращении ее со свитой из Калуги. В память об этом событии были сооружены обелиски на въездах в усадьбу.

Дальнейшее развитие ансамбля связано с деятельностью архитектора Н. А. Львова, который был приглашен в Вороново для постройки нового дворца. К 1793 г. им был запроектирован и осуществлен на месте старого здания центральный трехэтажный корпус и два боковых флигеля, соединенные залами-переходами. Парадный двор замыкался торжественным восьмиколонным портиком на рустованной аркаде. Противоположный садовый фасад был акцентирован выступающей полуротондой и балконом, на который выходил главный зал дома. Отсюда раскрывался вид на регулярный сад, но неизвестно, просматривалась ли в этот период дальняя перспектива на запрудную часть имения. Липовые боскеты могли уже к этому времени превратиться в плотный древесный массив, прорезанный аллеями.

Читайте также:
Особенности аренды авто в Сербии в 2022 году

По всей вероятности, работа Н.И. Львова в Воронове не ограничилась архитектурой главного здания усадьбы, а распространилась также и на парк. Ведь несколько ранее он работал над Приоратским дворцом в Гатчине, принял участие в формировании пейзажей вокруг него и в районе Белого и Серебряного озер [Будылина и др., 1961].

Аллеи парка были сформированы не только липой, хотя оставшиеся более чем 200-летние пни показывают, что она была ведущей породой. В регулярной части использовались также дуб, вяз и даже береза, ива, ольха, осина. Но эти деревья были как бы инертным заполнением, в то время как композиционный каркас выявлялся преимущественно липой. Прямые аллеи, выходящие за пределы сада на 600 м и более, органично связывали его с окружением, расширяли сферу регулярных симметричных построений на большие территории.

Положение современных аллей ландшафтного парка, занимающего около 30 га к югу от регулярного сада, было определено просеками, проложенными, вероятно, еще в начале XVIII столетия. Их вид, конечно, мог в значительной мере измениться за прошедшее время, но сама трассировка, увязка с рельефом, роль в общей композиции усадьбы остались в основном прежними. Наибольшее значение имеют центральная липовая аллея, параллельная ей пихтовая аллея, которая также проложена с северо-востока на юго-запад, и поперечная еловая, связывающая первые две с берегом пруда у южной границы парка. Каждая из этих аллей имеет особый характер благодаря не только ведущей породе деревьев, но и типу солнечного освещения, продольному профилю, видам на прилегающие окрестности и т. д. Так, липовая аллея несколько сумрачна, но имеет небольшое понижение в середине и повышение к концу (вогнутый продольный профиль). Аллея направлена к яркому световому «пятну» на опушке массива, где она круто поворачивает и ведет на спуск к пруду. Еловая аллея, проложенная вдоль опушки, напротив, хорошо освещена лучами солнца в течение всего дня и вечером. Пихтовая аллея привлекает внимание прежде всего стройными рядами великолепных деревьев, достигающих высоты 30 м. Пихты сибирские то высажены в виде сплошной темно-зеленой стены, то открывают пространство полян на западной стороне или сосновый бор на восточной.

Конец XVIII в. в Воронове был отмечен окончательным переходом к пейзажному стилю планировки. Главным мероприятием в этом направлении было создание Большого пруда, многократно превзошедшего по площади старый регулярный водоем. Его протяженность достигла 1 км при средней ширине 125 м. Берегам были приданы свободные очертания, в северной части пруда появился круглый островок, отмечающий поворот водного пространства на юг. По высокому берегу пруда и непосредственно у воды проложены живописные видовые дорожки со свободной трассировкой. При следовании вдоль них открытые пейзажи пруда время от времени исчезают из вида, с тем чтобы появиться вновь в неожиданном ракурсе, своеобразном обрамлении переднего плана или в сопоставлении с каким-либо выразительным объектом на заднем плане. Многие из видовых точек заслонены молодой порослью, тем не менее этот замысел создателей парка явно прослеживается и сейчас. В пейзажах большую роль играют изгибы берега, следование вдоль него позволяет просматривать пространство пруда не сразу, не целиком, а фрагментарно и последовательно, что усиливает интерес к этому маршруту.

Пространство пруда иллюзорно увеличивается благодаря тому, что противоположный, западный берег низок, а лесной массив начинается с отступом от него на 100—150 м.

Забегая вперед, скажем, что этот эффект сейчас ослаблен благодаря размещению большого нового корпуса дома отдыха и разнообразных элементов пляжного оборудования. Это, конечно, резко изменило исторически сложившуюся ситуацию, но в то же время открыло новое направление в дальнейшем развитии всего архитектурно-ландшафтного комплекса Воронова. Благодаря строительству пешеходного моста, связавшего оба берега и упомянутый выше остров, большое значение приобрела панорама старого парка с запада. Прокладка здесь новых прогулочных дорог как бы раскрыла старый ансамбль с новой стороны, ранее почти недоступной большинству посетителей. В связи с этим еще более необходимым стало восстановление всех прибрежных сооружений старого парка (лестничные сходы, беседки, грот и т. д.), которые вносят архитектурные акценты в пейзаж, расчистка появившейся береговой поросли и восстановление глубоких перспектив вдоль аллей регулярного сада.

Вновь возвращаясь к историческому процессу формирования ансамбля, отметим, что с переходом усадьбы в 1800 г. к графу Ф.В. Ростопчину начинается новый этап развития парка, который продолжается вплоть до Отечественной войны 1812 г. Это годы наивысшего расцвета ансамбля, когда к его сложившемуся ядру органично добавляются все новые элементы, причем таким образом, что они не нарушают цельности замысла Н.А. Львова и других создателей парка. Липовые боскеты отделяют дворец от Калужской дороги, у въезда в усадьбу с севера установлены мраморные скульптуры, перед Голландским домиком раскинулся цветочный ковер, устроены новые каменные лестничные сходы к берегу пруда и на откосах террас, построена оранжерея, созданы путем раскорчевки леса большие луга.

Видимо, в эти годы были в основном сформированы и замечательные поляны, частично сохранившиеся до наших дней. С.Н. Палентреер [1960, 1963] детально исследовала систему полян Вороновского парка и дала их подробное описание. За прошедшие 15—20 лет площадь полян несколько сократилась ввиду дополнительных подсадок и самосева, тем не менее внимательный осмотр позволяет представить их первоначальный вид, так как здесь использованы такие приемы композиции, которые показали себя весьма устойчивыми. К ним прежде всего можно отнести плотные группы древесных пород, выявление четких границ полян, их увязку с сетью прогулочных аллей.

Поляны невелики по размеру, самая крупная из них, находящаяся между липовой и пихтовой аллеями, не превышает 3,5 га. Она имеет вытянутую конфигурацию (с северо-востока на юго-запад) и сложные контуры, рассчитанные на солнечное освещение в течение большей части дня и в вечерние часы. Самой интересной достопримечательностью являются крупные однородные компактные группы, которые контрастно выделяются на фоне опушки и старых аллейных посадок. Восточную сторону поляны формирует куртина лиственниц, в северной части доминируют две округлые в плане группы, составленные из 43 и 35 дубов. Кроны этих деревьев образуют один сплошной массив, что дает сильный декоративный эффект, этот же прием повторен и в другом «материале» — южную сторону поляны оформляют группы берез, лиственниц и лип, местами сливающиеся с опушкой, местами составляющие живописный контраст с нею.

Читайте также:
Self-employed persons: программа для иммиграции самозанятых в Канаду

Цветовые и фактурные сопоставления различных однопородных групп и куртин были решены с учетом сезонных изменений. Так, на северной опушке весной светлая зелень лиственниц выделяется на розоватой дымке крон липы, летом нежная и легкая лиственничная хвоя выступает на более грубом и плотном фоне липовой листвы, осенью золотистой листве лип противопоставлена бледная желтизна лиственницы. Зимой контрастные соотношения этих пород подчеркнуты совершенно различным строением их крон.

Столь же тщательно решена композиция и других, малых полян размером 0,5—1,5 га. Не исключается, что некоторые из этих полян существовали уже на первых этапах развития ансамбля в виде зеленых кабинетов и залов, по затем их четкие прямолинейные контуры были специально нарушены, чтобы придать им большую естественность, однопородные зеленые «стены» были превращены в живописные опушки, состоящие из разных пород деревьев и кустарников.

Поляны естественно переходят одна в другую, но обособлены от аллей, что придает этим небольшим пространствам некоторую интимность. Однородные и комбинированные группы деревьев по-разному расчленяют каждую из полян, придавая им особый характер. В одной из них доминируют монолитные, сомкнутые группы хвойных, в другой обращают на себя внимание молодые дубы на фоне изумрудного газона, третья интересна оформлением своеобразных входов-предверий с помощью ритмично повторяющихся сочетаний берез, елей и лип. Поляны хорошо освещены, оживляются игрой микрорельефа, каждая из них по-своему уютна.

Формированию пейзажей парка уделялось исключительное внимание. Характерен эпизод из воспоминаний потомков Ф.В. Ростопчина: когда от удара молнии погиб вековой дуб, росший на видном месте, было решено заменить его подобным же гигантом. Это удалось сделать лишь с третьей попытки, но пейзажная картина была таким образом восстановлена. Примыкающие к парку поля и луга также становятся объектом внимания. «Поля прекрасны и расположены так, что представляют собой эстетическую картину»,— пишет Ф.В. Ростопчин в 1804 г. (цит. по:[Палентреер, I960]).

Все эти достижения не случайны. Хозяин усадьбы знал ученого-садовода А.Т. Болотова, который бывал в Воронове и, очевидно, давал свои рекомендации по части «натурального» стиля. Известно также, что здесь работали садовники, выписанные из Верлица — одной из лучших европейских садоводческих школ.

В сентябре 1812 г. район Воронова становится ареной военных действий. Армия М. И. Кутузова выходит на Калужскую дорогу, арьергардом русских войск командует генерал-губернатор Ф.В. Ростопчин. По не совсем ясным причинам он, остановившись в своей любимой усадьбе на одну ночь, затем сжег ее. Сгорел главный дом, впоследствии восстановленный лишь частично и с изменениями. Ростопчины владеют усадьбой до 1856 г. Позже ее приобретают Шереметевы. Неоднократно перестраиваются дом и некоторые служебные постройки, исчезают беседки, скульптура, но планировочная основа парка и всей усадьбы сохраняется без особых изменений, доходят до наших дней и Голландский домик, церковь, пруд, система аллей и полян.

В настоящее время вся историческая часть Воронова, включая пруд и пейзажный парк (46 га), находится под охраной государства. Полным ходом идут восстановительные работы в главном корпусе и Голландском домике. Предстоит реконструкция и всей парковой территории — как в регулярной, так и в пейзажной части. Основные ее направления — воссоздание системы аллей и полян, восстановление утраченных малых архитектурных форм, устройство необходимого оборудования для приема отдыхающих и туристов, защитные посадки и т. д. Новые проблемы возникли в связи с сооружением дома отдыха Госплана СССР па западном берегу пруда. Огромный массив нового здания, включая его спальные корпуса, центральный объем с бассейном, киноконцертным залом, обширной видовой террасой, целиком ориентирован на пруд и панораму старого парка. В то же время эта новостройка конца 70-х годов поставлена таким образом, что не нарушает сложившиеся визуальные связи усадьбы с запрудной частью, практически не воспринимается при осмотре исторического ансамбля, если не считать пейзажной аллеи на восточном берегу.

Тем не менее присутствие большого числа отдыхающих в прибрежной части старого парка может потребовать специальных мер по благоустройству берегов, чтобы исключить угнетение ценной растительности. С другой стороны, весь лесной массив на западном берегу также становится парковым. Таким образом, Вороново постепенно превращается из единичного историко-архитектурного объекта во взаимосвязанный комплекс значительных размеров (только лесопарковая часть занимает 200 га), состоящий из исторически возникших и новых компонентов. Если раньше в ансамбле присутствовало два основных архитектурно-ландшафтных временных «слоя», то теперь появился и третий, что постоянно требует их взаимной увязки — как функциональной, так и эстетической. Композиционная доминанта усадьбы Вороново — его широтная ось, проходящая через господский дом и сад,— теперь уже не играет той решающей роли, что прежде. Она остается хотя и очень важной, но локальной по своему значению по сравнению с водным пространством Большого пруда, который, очевидно, становится архитектурно-ландшафтной доминантой всего комплекса.

Отзыв: Усадьба “Вороново” (Россия, Московская область) – почти идеальные условия отдыха для ценителей русской усадебной культуры

Европа закрыта для туристов. Закрыта и Голландия. Поэтому уместно напомнить, что чудесный уголок Голландии существует в Подмосковье, а если говорить еще точнее – в Новой Москве, примерно в сорока километрах от кольцевой дороги. Расположен он на территории санатория “Вороново”.
От ворот санатория сюда ведет одна из аллей старого парка.

Читайте также:
Декларация Прав Человека: беженцам и просящим политическое убежище

Минут через пять на пути встречается лестница с довольно крутыми ступенями.

Спустившись вниз, невольно останавливаешься, будто вкопанный. Среди деревьев усадебного парка на нас смотрит очаровательная архитектурная миниатюра – Голландский домик, возведенный здесь в середине восемнадцатого века. Это родной брат подобного домика в шереметевской усадьбе Кусково. И “отец” у этих “братьев” один – архитектор Бланк.

Домик этот хорош и в целом, и деталях. Особенно сейчас, когда все российские города наводнены громоздкими и безвкусными торгово-развлекательными центрами, вплотную друг к другу поставленными жилыми небоскребами.
Вот как выглядит главный фасад Голландского домика, обращенный в сторону пруда. Главное его украшение – нарядный щипец с небольшим квадратным оконцем и белоснежными рельефными украшениями. Все детали мастерски прорисованы.
Еще бы! Мы не в Тушинской пойме, а в дворянской усадьбе Вороново!
От домика тянется лестница к лодочной пристани.

Вот вид от домика на усадебный пруд и пристань. Отсюда тоже не хочется уходить.

Однако возможны и другие ракурсы. Например, такой. Вид от пристани.

Ниже – сама пристань с лежаками для любителей солнечных ванн.

В жаркий день домик позволит отдохнуть на террасе, смотрящей в сторону парка. Тут можно тоже задержаться надолго. И это правильно, потому что полноценный отдых не терпит суеты.

Еще раз присмотримся к убранству фасадов. В этом очень помогает хороший телеобъектив. Это завершение щипца.

А это – окошечко на щипце, только крупным планом.

Вот еще одна милая архитектурная деталь с растительным узором. Весьма органично смотрится на домике, утопающем в зелени парка.

Полюбоваться видом на пруд можно с этого балкончика, украшенного ажурной оградой. Да и самим балкончиком можно полюбоваться.

Теперь перед нами дверь в домик. До чего же интересно, что внутри?

Внутри – современный отель, это один из корпусов санатория Вороново.
Первое помещение – просторная гостиная.

Это – один из уголков гостиной. Здесь нет дорогой антикварной мебели. Обстановка средней руки. И это понятно – персоны “голубой крови”, дворяне, здесь давно не живут.

Уголок гостиной для беседы близких людей на приятные темы. Одна из приятных тем – высокие достижения русской усадебной культуры. Усадьба Вороново – яркое тому подтверждение. И таких усадеб, стоит напомнить, до октябрьского переворота в 1917 году в России насчитывалось около пятидесяти тысяч. Остались крохи.
На снимке ниже – камин. Тоже, как видим, стилизация. Но никто и не пытается выдать его за творение екатерининской эпохи.

Кстати, Екатерина Великая бывала в Воронове. Однако как выглядели интерьеры в ту пору, неизвестно.

Теперь пройдемся по комнатам номера люкс на первом этаже.
Начнем с просторной гостиной.
Мебель тут тоже современная с некоторой долей усталости. Вероятно, она стоит здесь еще с советского времени. Или чуть помоложе. В центре – встроенный шкаф.

Здесь же – ещё один шкаф, выполняющий, как хорошо видно, декоративную функцию.

В номере люкс вполне достойная по оформлению туалетная комната. Арматура здесь не из дешевых. Вместо привычной и безликой душевой кабины – полноценная ванная.

Заглянем в спальню. Она немного тесновата, но по-своему уютна. Матрас, слава Богу, ортопедический.

В спальне – просторный шкаф для одежды. Такой не всегда встретишь даже в отеле четыре звезды.

Есть и кабинет, где можно посидеть за компьютером, который не дает нам покоя даже в дни отпуска. Куда же денешься без Ютуба!

В комнатах много окон, но нет яркого освещения. Ведь дом стоит среди парка.
Кстати, нельзя не оценить мелкую расстекловку окон. Кажется, совсем “мелочь”. Но приятная мелочь.

На второй этаж ведет стильно оформленная лестница. Лифта в домике нет.

На снимке ниже видно, что даже лестница может быть привлекательна, особенно, если она целиком выполнена из натурального дерева.

На втором этаже – еще один холл, но поменьше, чем на первом.

Главное украшение – печь, отделанная изразцами.

Вот эти изразцы покрупнее.

А вот и вовсе фрагмент для любителей архитектурных деталей.

Особое настроение создает такое слуховое окно. Такого окна, кстати сказать, нет в кусковском Голландском домике.

И, наконец, душевая кабина здесь же на втором этаже. Здесь тоже налицо дорогая арматура.

Внутренние покои оставляют неплохое впечатление. Можно снова прогулятьcя по парку и полюбоваться нашим домиком в вечерние часы.
Живописный вид открывается с противоположного берега пруда.

Лучше всего главный фасад освящен в вечерни часы.

Вечереет. Приятно наблюдать освещенные окна. Ведь это признак жизни, уюта, умиротворения.

В вечерние часы и интерьеры выглядят как-то по-другому. Даже коридор смотрится иначе. И очень хороши эти гостеприимно распахнутые двери. Домик всегда готов приютить своих жильцов.

Гостиная в вечерний час. Тут можно отдохнуть самим, а можно пообщаться с родными и близкими, принять гостей, посидеть за столом в дружеской компании.

Еще один уголок гостиной.

Перед сном приятно и полезно прогуляться по темным аллеям. Эти аллеи начинаются в двух шагах от Голландского домика.

Осмотр Голландского домика завершен. Оказывается, Голландский уголок в Новой Москве – не фантазия, а реальность. И попасть сюда при желании может каждый. Для високосного 2020 года – не худший вариант.
В наши дни санаторий “Вороново” на карантине. Но это, разумеется, не навсегда. Рано иди поздно эта несносная изоляция закончится.

Отзыв: Скельская пещера (Крым) – Одна из “свеженьких” пещер Крыма!

Крым славится интересными природными достопримечательностями, в число которых входят необычные красивые пещеры. Многие туристы слышали о Мраморной и Красной пещерах, но это далеко не полный перечень оборудованных пещер полуострова. Есть еще Эмине-Баир-Хосар, Трехглазка, Геофизическая, Скельская и другие подземные царства. Сегодня я хочу рассказать о небольшой, но живописной Скельской пещере.

Читайте также:
Фарерские острова – природная достопримечательность на краю Земли

Пещера находится на юго-западе Крыма, рядом с селом Родниковое или Родниковское (Балаклавский район Севастополя). Если турист решил путешествовать на общественном транспорте, то до Родникового он сможет добраться на автобусе из Севастополя (остановка “5-й километр”). Далее нужно пройтись пешком около 1 километра. Автобусы ходят регулярно (где-то 8-10 маршрутов за день).

Мы приехали сюда из Симферополя на машине, выбрав немного тернистую дорогу через лес (через село Голубинку). Можно выбрать и более цивилизованный путь через Терновку или Севастополь (около 100 километров от Симферополя).

Неподалеку от пещеры находится небольшая импровизированная стоянка, на которой можно оставить машину. Отсюда до входа в пещеру нужно пройти 200-300 метров.

Тропинка здесь облагороженная, обрамленная высокими многолетними деревьями. Тут “одностороннее” движение. Одна тропинка ведет к пещере, а вторая – в параллель – от пещеры.

По дороге попадаются зеленые полянки, выложенные камнями, места для отдыха и интересная массажная дорожка)

В конце лесной тропинки находится площадка перед входом в пещеру. Здесь находится магазинчик с продуктами, напитками и горячим чаем, а также штук 6-7 скамеек.

Посещение Скельской пещеры возможно только в сопровождении экскурсовода организованными группами. Группы набираются на месте. Экскурсии проводятся ежедневно с 9 утра до 8 вечера (в межсезонье график меняется).

Стоимость взрослого билета составляет 500 рублей, детского – 250 рублей. Детки до 5 лет могут посещать пещеру бесплатно.

Каждому приобретшему билет вручается чек и пластиковая карта, которая сдается перед входом в пещеру.

Мы приобрели билеты и где-то 15 минут ждали, пока сформируется наша группа и выйдет из пещеры предыдущая. Всего нас набралось где-то человек 12 (люблю такие компактные группки).

Средняя температура в пещере составляет от 10 до 13 градусов, поэтому в теплое время года с собой следует взять курточку или жилетку. В крайнем случае можно взять куртку, которую предлагают сотрудники пещеры (совершенно бесплатно). А вот зимой наоборот в пещере можно погреться.

Вход в Скельскую пещеру начинается с крутого спуска вниз по узкой лестнице.

Далее, пройдя по узким закоулкам, группа поднимается на верх и проходит вглубь пещеры.

Здесь группа оказывается в Каминном зале пещеры. В этом зале экскурсовод кратко рассказывает об этой удивительной достопримечательности. Расскажу в двух словах о ней и я.

Скельская пещера официально была открыта в 1904 году местным учителем Кирилловым. Ранее село Родниковское называлось Скеля, поэтому пещера получила название Скельская.

Местные жители и до Кириллова знали о существовании полости в земле и лазили туда, но именно учитель решил изучить ее. Более детально ее описали спелеологи в рамках Комплексной карстовой экспедицией в 1960 году.

Долгое время в пещеру попадали все желающие, поэтому сейчас на ее стенах кое-где можно увидеть следы от факелов, надписи типа “Здесь был Вася” и обломанные сталатиты. Но эти смутные времена давно позади. Пещера была взята под охрану и объявлена заповедной зоной, а в 2003 году оборудована для посещения туристов.

Протяженность Скельской пещеры – 670 метров. В некоторых залах высота достигает до 25 метров. Оборудована лишь ее небольшая часть, поэтому в среднем экскурсия занимает всего 40-50 минут.

В Каминном зале много причудливых фигур, созданных сталагмитами и сталактитами. И надо обладать фантазией, чтобы их заметить и рассмотреть. Благо, экскурсовод детально рассказывает и показывает все интересные фигурки.

Следующий зал пещеры – это Дельфиний зал. Такое название он получил благодаря вот такой симпатичной фигурке. Большой камень у стены, действительно, напоминает дельфина на волнах.

Далее группа переходи на 1-ю смотровую площадку Скельской пещеры.

Отсюда открывается чудесный вид на подземные красоты. Рассмотреть их можно благодаря грамотной подсветке пещеры.

Конечно, каждый турист хочет сфотографироваться на этом месте. Экскурсовод не только не против краткой паузы на фотографирование, но еще и сам готов помочь в этом вопросе. Нам он подсказал несколько любопытных ракурсов.

Спустившись со смотровой площадки, группа оказывается в Рыцарском зале. Его “хозяин” – это рыцарь с копьем. К сожалению, фотография не передает всего творческого замысла природы.

Далее находится загадочный зал Приведений. Между двумя залами находится 2-я смотровая площадка пещеры.

Зал Приведений даже немного пугает своими необычными фигурками, составленными сталагмитами и сталактитами. На фото можно даже рассмотреть группу приведений или членов организации Ку-клукс-клан.

В конце маршрута находится последняя 3-я смотровая площадка.

Далее проход даже для опытных спелеологов затруднен.

С этой точки группа возвращается обратно по тому же пути через залы и смотровые площадки.

Дается время на фотографирование, экскурсовод с удовольствием отвечает на все возникшие вопросы.

Откровенно говоря, я думала, что эта пещера будет похожа на одну из ранее мною посещенных. Но я полностью ошиблась. Все-таки каждая пещера уникальна и интересна. И Скельская пещера мне понравилась своими узкими проходами, смотровыми площадками и необычными фигурками. Также произвела впечатление ухоженная территория и доброжелательный персонал.

Недалеко от пещеры также есть еще одна достопримечательность – древнеримская дорога. В этот день немного моросил дождь, поэтому туда мы, к сожалению, не пошли.

Также рядом с селом Родниковское находится красивейшее Чернореченское водохранилище. Здесь можно сделать немало чудесных фотографий.

Рекомендую к посещению Скельскую пещеру гостям и жителям Крыма ! Красиво, познавательно и интересно взрослым и детям!

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: